• advertisement_alt
  • advertisement_alt
  • advertisement_alt
Ермола

Лохматый и сын.

1 сообщение в этой теме

Он вышел на берег, глубоко вздохнул, поглядел на воду и чуть не пустил слезу от нахлынувших на него воспоминаниях.

- Ну, разгружайся, - повернулся он к сыну, который равнодушно оглядывал окрестности, тихонько злясь, что его вытащили в какую-то Тьмутаракань, оторвав от любимого компьютера.

- Это оно и есть оно? – спросил он.

- Не совсем. До него ещё часов шесть на вёслах. Знаешь, сколько мы с Умным окрестностей исколесили, пока не наткнулись на него. Эх… Давненько я тут не был. Лет пять как минимум.

Он снова посмотрел на сына, который откровенно был шокирован фразой «Часов шесть на вёслах».

- Давай лодки накачивать, а то скоро темнеть начнёт. Ни чего. На косе переночуем, а утром сразу в протоку войдём, будем плыть и ловить себе потихонечку. Так и доберёмся до места.

Сын, осознавший, что он влип окончательно, прикрутил насос к клапану изделия советской резиновой промышленности под названием ЛГН-2, которая по возрасту раза в два точно превосходила его собственный возраст, и стал давить ногой на качок. Лохматый же не торопясь разложил свой флагманский «Нырок» и тоже занялся приготовлением к спуску на воду.

Наконец, всё было надуто и уложено. Он оттолкнул сына, сидящего в лодке, от берега и оттолкнулся сам, при этом окунув в воду ногу чуть ли не до колена. «Блин, лет пять назад я себе такого не позволял. Растерял сноровку то» И они мирно зачопали вёслами по воде.

- Далеко ещё? Где коса то? – спросил сын минут через десять.

- Ты что? Только что отплыли ведь. Косу сейчас не видно. Остров мешает. А так часа два по течению не торопясь.

Волосы, на голове сына, от этого открытия в виде «Два часа по течению», пришли в некое движение, хотя даже намёка на ветер не было ни какого. «Если два часа по течению, то протии в течения это сколько будет?»

- Главное обратно идти надо тем берегом, - словно услышав мысли сына, сказал Лохматый. – Там течение не такое сильное. Здесь же, да ещё если ветер на встречу, можно грести изо всех сил, а на самом деле на месте стоять. Так что тем берегом пойдём, однозначно.

Сын обречённо молчал. Наконец, они вышли на середину реки, и остров перестал загораживать им вид.

«Блин», - подумал Лохматый. «Ни чего не понимаю. Косы не видно. Да и темнеть начинает. Спокойно», - успокаивал он сам себя. «Вон бакен чёрный, который должен остаться по левую руку, а прямо и будет коса»

Через некоторое время они минули чёрный бакен, а косы в наступавшей темноте, он так и не видел.

- Ни чего не понимаю, - сказал Лохматый. – Прямо должна быть коса, а я её не вижу.

- Заблудился? – с испугом в голосе спросил сын? Давай яхту остановим и спросим куда нам плыть.

- Какую яхту? – оглянулся в поисках парусного судна Лохматый.

- Вон ту, - ответил сын показывая рукой на показавшуюся из-за поворота величественную баржу.

«Вот это я и называю, компьютерное образования. Словарного запаса даже на то, что бы в туалет попроситься не хватит» - подумал Лохматый.

-Щас!!! Веслом им помашу, они и подгребут к нам потихонечку. Надо же теплоход яхтой обозвать. Неуч! - психовал Лохматый, видя, как берега становятся невидимыми. – Поплыли уже. Сами разберёмся. Сейчас возле берега пойдём, там не промахнешься. Главное в залив не попасть. А то уплюхаем не туда.

Так прошло ещё около часа. Стало уже совсем темно. А косы так и не было.

«Вот ведь напасть то какая» - потихоньку начал паниковать Лохматый.» По всем расчётам на месте уже должны были быть давно» И тут он уткнулся в корягу, которой здесь ни должно быть ни когда. И сразу же понял где они находятся. Они всё-таки вошли в залив.

- Спокойно! За мной! – сказал он сыну с вернувшейся к нему уверенностью. – Плыви за мной. Скоро будем на месте.

Сын не ответил ни чего. Он лишь обречённо, механически как робот, двигал вёслами.

Наконец, где-то через полчаса, в полной темноте, они уткнулись в песчаную косу.

- Прибыли! – радостно заявил Лохматый. - Ошибся я немного.

Сын ни чего не ответил. Только глаза его как-то хищнически блеснули в лунном свете, а рука сама собой потянулась к веслу. Сил, правда, что бы вытащить весло из тугой уключины у него не осталось и он обречённо вылез из лодки ступая прямо в воду. Они вытащили лодки на берег, вынули оттуда все вещи и расстелили в них матрасы.

- Жрать завтра с утра будем. В такой темнотище фиг чего найдёшь. Так что отбой. – заявил Лохматый.

Сын на это заявление не сказал ни чего, лишь так заскрипел зубами, что ему показалось, что у него вылетела пара пломб из-за этого. Лохматый же, ни чего уже этого не слышал. Он издавал могучего храпака из своей лодки.

- Вставай, давай! Завтрак ждёт! – растормошил сына Лохматый и сел завтракать.

Стояло раннее утро. Сын, не выспавшийся и уставший как сотни рабов на плантации дяди Сема, нехотя поднялся, порылся в рюкзаке и заканючил.

- Блин, пасту зубную не взяли. Чем зубы то чистить?

- Пальцем! – захохотал Лохматый. – Ты бы это, в своё время, Вечно пьяному бы заявил. Он тебе бы ответил, что «главное что три пузыря «Рояля» взяли. А взяли бы пасту, то было бы только две. А это ни как не можно».

Сын ополоснул лицо, подошёл к импровизированному столу, виде перевёрнутой к верх дном лодки, положил себе макарон с тушёнкой и спросил.

- Далеко ещё?

Лохматый посмотрел в тарелку сына и восхищённо ответил.

- Да. Прямо как у Умного бывалочи. Мяса в тарелке больше чем макарон. Нет. Недалеко. Вон за теми кустами поворот в протоку, там озёрами и пойдём. Если просто грести то часа два – два с половиной. Если ловить, то к вечеру будем. Так что остатки макарон в термос. Обедать на воде будем, а уж ужинать на месте. Кстати, тебе котелок мыть.

Лохматый взял термос с широким горлом, заглянул в котелок и увидев в нём три жалких макаронины, отправил их в рот, сказал

- Обед на воде отменяется. Так что только ужин на месте.

Сын, ни когда не державший в руках ни чего тяжелее компьютерной мыши, чувствовал боль и ломоту во всех мышцах, но делать было не чего. Он был обречён. Они спустили лодки на воду и стали отгребать от берега.

- Блин, - вдруг заныл сын. – У меня подушка на матрасе лопнула.

- Ну, ты даёшь! – захохотал Лохматый. – Матрас жопой порвать. Я всегда говорил, что о твои кости поцарапаться можно. Доктор Угол. Бери палатку. Садись на неё. Да, осторожней ты! Эта лодка ещё дядюшку Хрущёва помнит. Один раз Умного пописать приспичило, так он вместо того, что бы как все нормальные люди на пенёк вылезти и сделать там своё грязное дело, или бутылочку с собой для этих нужд прихватить, решил стоя в лодке это сделать. Так потом и шёл до берега пешком. Ноги под лодкой, а тела над ней. Хуже всего было, когда грести надо было. Ноги в воде болтались. – Да успокойся ты. – сказал Лохматый увидев как сын перестал двигаться. – Мы её потом хорошо заштопали. Да, вдобавок я ещё её и провулканизировал на заводе.

- Ну, заворачиваем, - сказал Лохматый, поворачивая за кусты, и осёкся. Узкая протока была сплошь забита водной растительностью. Да и вдобавок обмелела настолько, что дно лодки прочно стояло на дне протоки.

- Придётся следующей протокой идти. Там поглубже.- сказал он сыну.

Тот обречённо молчал. Ему уже дано ни чего не хотелось. Он не понимал, как его смогли уговорить на эту авантюру.

Наконец, они вошли в озёра. Лохматый стал безуспешно кидать блёсна под все попадающиеся ему на пути коряги. Сын же в это время просто отдыхал сидя в лодке.

Через какое-то время они оказались возле узенькой протоки.

- Здесь мы первый раз останавливались, когда сюда попали,- сказал он показывая рукой на берег.

- Это я уж потом набрёл на нужное нам озеро, куда мы и плывём.

- Далеко? – спросил сын.

- Да нет. Если грести, то часа полтора. Если ловить, то к вечеру.

- Я дальше не поеду. – угрюмо сказал сын.

- Да ладно тебе. Видишь, тут не берёт совсем. А там всегда ловится.

- Не поеду. – сказал сын и выдал длинные деепричастные обороты про эти озёра, эту лодку, эту рыбалку и всю местную ихтиофауну вместе взятые.

Лохматый ни когда не слышавший от сына таких слов и увидев в его глазах нездоровый хищнический блеск, быстро согласился.

- Ладно, ладно. Встаём здесь. Буду два дня вылазки туда делать. Выходим! Только под ноги смотри. Здесь грибов всегда было не меряно. Берём только белые.

В следующие два дня Лохматый так и не выбрался на заветное озеро, а ловил в округ острова. Причём почти безуспешно. Сын же баловался краснопёркой на удочку, да сушил грибы над костром.

Наконец и эти два дня пролетели. Они погрузили вещи в лодку и только стали отплывать от берега, как видавший виды ЛГН, вдруг лопнул по всем швам, заставив надолго замолчать всех окрестных лягушек, оравших до этого во всё своё лягушачье горло.

- Жопа! – сказал, заикаясь Лохматый. – Я один раз отсюда Вечно Пьяного вёз. Чуть не помер. Всё возвращается на круги своя. Лови вещи грузи ко мне. Сам сверху на них залезай.

Проплыв всю ночь, и добравшись, наконец, до берега, Лохматый рухнул обессилено на песок.

«Да. Толи раньше расстояния не такими большими были. То ли я за эти годы ни фига моложе не стал. Надо лодку с мотором покупать. А ведь мне ещё двести вёрст за рулём ехать. Нет, что бы как раньше на «Метеоре». Интересно и какая гнида все «Метеоры» в Китай продала?»

Эта рыбалка происходила на самом деле лет восемь-десять назад.

Придуманного здесь ни чего практически нет. И «баржа- яхта», и лопнувший под задницей матрас и развалившаяся от старости лодка, всё это было на самом деле. Как и настроение моё и сына. Когда мы с ним вспоминаем ту поездку, то смеёмся иногда до слёз.

Рыбаком, правда он так и не стал. Правда недавно попросил у меня удочку и раз третий уже куда-то ходит. Может быть не всё ещё потеряно.

С тех пор я туда так и не попал ни разу.

Но места эти для меня остаются самыми любимыми и самыми желанными по сию пору.

0

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!


Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.


Войти

  • Недавно просматривали   0 пользователей

    Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.