Sign in to follow this  
Followers 0
volgahunter

ВОРИШКА ЗОЛОТЫХ РЫБОК

1 post in this topic

Как-то в середине августа, находясь в отпуске и слоняясь с лайкой и ружьем по лесам, наткнулся я на огромную поляну. Обследуя ее, пришел к выводу, что когда-то здесь находилась деревня, а скорее, хутор, где жили заготовщики сосновой смолы. Вроде бы все места вокруг нашей деревушки мною были исхожены, изведаны, а здесь бывать ни разу не доводилось. Правда, и отмахали мы за день немало – километров двадцать.

С одной стороны к умершему хутору вела основательно заросшая, едва теперь угадываемая дорога. Возле нее валялись проржавевшие до дыр, мятые двухсотлитровые бочки. Одна из них, с упавшими к земле металлическими обручами, стояла доверху наполненная застывшей, твердой, как камень, смолой. На месте двух длинных и широких ям, очевидно, стояли бараки. Доказательством тому служила рыжая древесная труха давно истлевших бревен-венцов да горка колотых закопченных кирпичей, бывших когда-то печью. На дне одной из ям валялась ржавая металлическая спинка кровати с торчащей из земли куском панцирной сетки. По всему периметру поляны в ряд росли высокие кусты желтой акации, посаженные заботливыми человеческими руками.

По краю мертвого хутора бежала лесная речка с черной торфяной водой. Берега ее густо поросли ольхой и ивняком, образуя зеленый коридор, через стену которого не мог пробиться ни единый лучик солнца. На песчаном берегу, в том месте, где когда-то находился мост, а сейчас из воды, словно редкие гнилые зубы, торчали его опоры, я обнаружил довольно свежие следы крупного медведя. Подбежавшая собака, обнюхав их и не проявив абсолютно никакого интереса, скрылась в прибрежном кустарнике. Моя молодая лайка не была медвежатницей, ее больше волновал запах бобров, чья плотина с переливающейся через ее край водой виднелась неподалеку.

Свистнув собаку, я пересек поляну и неожиданно наткнулся на противоположном ее конце на небольшой прудик. По краям он обильно зарос осокой. В глубине угадывались нити водорослей. Присев на берегу, решил здесь перекусить бутербродами. Разделив их по-братски, поделился с собакой. Мы сидели на теплом бережке и с удовольствием поглощали свой то ли обед, то ли ужин, когда вдруг неизвестно зачем брошенный мною в воду кусок булки начал шевелиться и подпрыгивать, а затем вдруг неожиданно исчез в «пучине». Вот так номер! Да тут, оказывается, рыба есть! И, судя по всему, немаленькая. Кинул я еще один кусок – та же история. Ну, думаю, надо как-нибудь сюда на рыбалку наведаться. Для прикормки места, разломал остатки булки и кинул в воду.

Через несколько дней решился. Взял моток лески с поплавком, грузилом и крючком, сунул в рюкзак полбатона. Червей было копать лень, а тесто готовить – и подавно. Жили мы с собакой в доме одни, в спартанских условиях. Пирогами я себя не баловал, поэтому муки просто не оказалось. Прихватил еще корзину для грибов и ружье – для медведя. Ходит все-таки. Мало ли что. Предварительно посмотрел карту. Как я и думал, несуществующего ныне населенного пункта на ней отмечено не было. Сориентировался примерно как мог, оказалось до туда километров пятнадцать.

Вышел еще затемно, чтобы успеть к утреннему клеву и часа через четыре был на месте. Практически рассвело. Забравшись в ивняк, срезал подходящую ветку для удилища, привязал снасть – вот и удочка готова! Насадил хлебный катыш, смачно плюнув на него для удачи перед отправкой в воду. Забросил. Жду. Ловись, рыбка, и большая, и маленькая!

Ждать долго не пришлось. Поплавок дрогнул, закачался, подпрыгнул, и я подсек. Сразу же почувствовал на том конце удочки приятную тяжесть, и вскоре золотой карась, побольше ладошки, лихо запрыгал по траве. Появившаяся из леса собака обнюхала карася, лизнула, отошла в сторонку и, усевшись на траву, стала с неподдельным интересом наблюдать за процессом рыбалки. «Ну вот и с почином!» – проговорил я вслух и отправил золотую рыбку в наполненный водой целлофановый пакет.

Клев был хороший, но часа через два неожиданно прервался. Как обрезало. За это время я поймал штук сорок разнокалиберных карасиков. Что ж, недурно! Просидев безрезультатно еще с полчаса, я решил побродить рядышком, пособирать грибы. Год был не грибной, но на хорошую жареху набрать было можно. Подвесив пакет с карасями на ветку (не таскать же с собой), мы углубились в лес, и грибы не заставили себя долго ждать. Начали попадаться то крепенькие фонарики-подосиновики, то пузаны-боровики, то тезки хитрой кумушки-лисы. Последних я нашел особенно много, что меня очень обрадовало! Сладковатые жареные лисички я ценю больше любого другого гриба, за исключением, пожалуй, царского гриба – рыжика, приготовленного в сметане. Корзина моя наполнилась почти наполовину. Такого количества грибов с лихвой хватит и на супчик, и на жареху. Только я закончил грибные дела и направился назад, смотрю: в небольшом ельничке-черничнике моя лайчушка заработала! Я моментально поставил корзину на землю и взялся за ружье, приготовившись к взлету птицы.

Припадая к земле, вытянув вперед морду с настороженными ушами, наполовину раскрутив хвост-баранку, отчего в ее облике отчетливо проявились повадки и черты далеких диких предков – волков, Ласка вдруг стремительно рванулась под свисающие до самой земли еловые лапы. Я ожидал вальдшнепа, но из-за стены невысокого зеленого ельника с грохотом поднялся выводок глухарей. Не целясь, ударил навскидку в молодого петушка, и тот забился на земле. Я кинулся к птице, отметив для себя, что собаки рядом нет. Подняв за лапы знатный трофей, я любовался им, как вдруг услышал лай. Видимо, собака облаивала севшего на дерево глухаря.

Положив добычу в корзину поверх грибов, я поспешил на голос собаки. Птицу заметил еще издали, при подходе. Лес в этом месте был довольно разреженный, деревья стояли редко. На сосне сидела копалуха и сверху смотрела на собаку, а моя помощница методично, с подскуливанием взлаивала, подзывала меня. По понятной причине пришлось собаку отозвать. Глухара бесшумно сорвалась с места и, взяв вверх, скрылась за кронами сосен. Ласка, побежав было за ней, вскоре вернулась, как мне казалось, с укоризной глядя на меня. Вот, мол, хозяин, раскричался на весь лес: «Ласка, ко мне, Ласка, ко мне!», а птица – «Фьють!» и улетела. Разве ж так можно? Приласкав собаку, я отправился к пруду.

На крючке заброшенной в воду удочки насадки не было, рыбы тоже. Смотав снасть, поставил удочку в куст до следующего раза и хотел взять пакет с рыбой, но его не оказалось на месте. Посмотрел – лежит на земле. Упал, значит. Подхожу и вижу, что почти вся рыба не то чтобы вывалилась из пакета, а просто-напросто исчезла! В траве я нашел лишь семь крупных рыбин. Что за чертовщина! До воды далеко, не могли же караси десять метров прыгать до пруда, да и откуда они знают, в какой стороне этот самый пруд? На всякий случай, что было, конечно, полным абсурдом, обыскал все вокруг. Нет! Рыбы как сквозь землю провалились. Поднял пакет, смотрю разорван! «Уж не медведь ли съел моих карасей?» - подумал я, так как больше ничего на ум не шло. Делать нечего, собрав пожитки, мы тронулись в обратный путь.

В следующий раз, когда мы снова были здесь, я первым делом тщательно проверил признаки пребывания медведя и опять нашел его следы около реки, что немудрено, так как в каком-либо другом месте их отыскать было невозможно – стояла сушь. Остатки батона, оставленные на берегу пруда в прошлый раз, исчезли, исходя из чего я твердо уверовал, что карасей тогда сожрал Топтыгин. И нажрался негодяй до того, что семь рыбин просто уже не осилил, а может, мы его вспугнули, когда шли назад!

Как бы там ни было, но в этот день история с карасями повторилась один к одному! Улов только в этот раз был поменьше, и рыба исчезла вся! Пакет был разорван. Собака крутилась под кустом, на котором висел пакет и нюхала траву. Я как индеец ползал на карачках, пытаясь отыскать следы медведя, но ничего не нашел.

Рассказав о случаях похищения рыбы и медвежьих следах охотоведу, мы с ним, оформив лицензию, поутру отправились к пруду, надеясь подстрелить медведя на «приваде» из золотых рыбок. По дороге Володя сказал, что он не будет показываться на поляне, так как появление второго человека может испугать зверя. А так как меня Топтыгин знает как облупленного, то я должен сидеть на бережке и как ни в чем не бывало ловить карасиков, а затем, повесив на ветку пакет, углубиться в лес, выйти на дорогу, где меня Володя и будет ждать. После мы должны будем вдвоем с подветренной стороны подойти к поляне и засесть в кустах в ожидании выхода зверя к «приваде» из карасей! Вот таков был наш гениальный план. Забегая вперед, скажу, что он удался. Мы вычислили вора!

Наловив десяток шустрых карасей и повесив пакет на сук, я сделал все, как было задумано, и уже вскоре мы сидели в кустах на краю поляны, метрах в десяти один от другого.Ожидание затягивалось Автор С-300 партнерский форум volgahunter.ru

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.