Sign in to follow this  
Followers 0
volgahunter

Вольные дни

1 post in this topic

Люблю охоту в октябре. Это время нравится мне дачным одиночеством, безлюдностью леса, мягкостью опавших листьев под ногами. Я живу в старой даче далеко от города. Дачу очень любят мыши: осенью они сбегаются в неё со всего сада и по вечерам шуршат в углу прошлогодними газетами. Мышам живётся вольготно – я не ставлю мышеловок и никакой войны с ними не веду. Я охочусь, ловлю спиннингом щук, собираю клюкву. Сторона здесь низинная, сырая. От железнодорожной станции далеко, в самой ближней деревне в зиму уже давно никто не остаётся, я очень редко встречаю людей, и поэтому мне не приходится отвечать на вопрос, который задают встречные деревенские мужички:

- Много ль зайцев-то набил? – обыкновенно спрашивают они.

А зайцев в этом году много, они прибегают в сад и обгладывают кору с яблонь. Я жду первого снега, когда он выпадет, зайцев можно будет тропить.

Я могу подняться с утра и идти на охоту, а могу проспать до света и, лёжа в кровати, слушать мышиную возню. Дни эти вольные. Воля кругом: в прозрачном лесу, в пожухлых болотах с кровяными ягодами клюквы, в гусиных стаях, отлетающих к югу. Вечерами, когда стемнеет, я пью на крыльце чай, завернувшись в армейский бушлат, пью и слушаю, как где-то далеко брешут собаки. Дверь оставляю открытой, и свет из коридора выхватывает из темноты ветви старой яблони с парой засохших листьев и дорожку, ведущую к бане.

У меня есть приятель – рыжий пёс. Он увязался за мной в лесу, проводил до дачи, но дальше двери не пошёл, и я покормил его на улице, вывалив остатки вчерашней вермишели на газету. Теперь он иногда заходит ко мне. Бывает, что я разговариваю с ним, слушает внимательно. В нём есть что-то от лайки: уши домиком, роскошная рыжая шуба, внимательные глаза. На его правой задней лапе не хватает двух пальцев, наверное, когда-то побывал в капкане. Собачьи следы, что я встречаю в лесу, беспалые – мой приятель любит бродяжничать.

Есть у меня ещё старинный знакомец – егерь Ларионыч, высокий, худой старик с широкими ладонями. Ларионыча я знаю давно, для меня он вечный егерь этих мест. Когда-то восстановил здесь лосей: зимой подкармливал, устраивал солонцы, ругался с местными мужиками. Кажется, по нему даже стреляли. Но лось был, были хорошие охоты; приехать в хозяйство к Ларионычу считалось большой удачей. Теперь лосей снова не стало, Ларионыч уже не гоняется за браконьерами, он собирает грибы, солит их – зимой хорошо под самогоночку. Пьёт он её с теми самыми мужиками, что воровали у него лосей, им есть что вспомнить, о чём поговорить.

Он и со мной каждый раз говорит о лосях. Знает о них всё, любит их, но и охотник он страстный – когда лосей было много, всегда был с мясом.

Сидели мы как-то у бани, говорили, выпивали, время от времени Ларионыч вставал и поправлял костёр, в котором он сжигал какой-то старый хлам. Пролетали над кодоном большие гусиные стаи.

- Вот скажи, Андреич, - почему-то он зовёт меня по отчеству, хотя мог бы быть мне дедом. – Вот скажи, Андреич, почему ж лосей-то перебили? Сами… Тут ведь место такое, лосиное, а лося нет. А коль один появится, так его бедного будут по болотам гонять, пока не завалят.

Я бы мог объяснить ему «почему», но ухожу от ответа, потому что каждую осень я бегу в эти леса и от таких разговоров тоже.

- Волков-то много нынче?

- Хватает.

- Стреляешь?

Усмехнулся, ответил вопросом:

- На зарплату-то мою много ль настреляешь?

День был тёплый и насквозь сырой

Автор Илья Магрычев-Кузьмич форум volgahunter.ru.ru

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!


Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.


Sign In Now
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.