• advertisement_alt
  • advertisement_alt
  • advertisement_alt
ВаНо

Соль Кончилась...

36 posts in this topic

СОЛЬ КОНЧИЛАСЬ…

Часть 1.

Соль кончилась. Всегда была, а тут «на тебе».

- Я без соли жрать не могу - сказала собака.

- Соль и ниибёт - поддакнула кошка.

Сам я тоже ощутил охуенный недостаток этого минерала в организме, а главное в еде, кото-рую пытался готовить. Раньше за пополнением природных ресурсов следила жена, но уже месяца три, как мы разошлись. Она съебала к молодому и прыщавому студенту заканчивающему послед-ний курс престижного вуза и судя по всему имеющим прекрасное будущее и шанс через пару лет стать менеджером крупного звена. Я сострил, что крупы бывают у лошадей, но жена только само-довольно хмыкнула, после чего получила по еблу, что стало моим разрешением на расторжение брака. Забрала с собой все свои шмотки, диски какого-то Брайана Ферри. Явного гомосека. Знал бы раньше, что она эту хуйню слушает - сжог бы их собственноручно (её и диски). И ушла. А что соль в доме заканчивается - ни хуя не сказала. Я, как натура подверженная лёгким запоям тоже не отследил этот вопрос.

Пока с горя пьянствовал, кое какой хавчик готовили кошка с собакой.

- Теперь сам за своими выблядками убирай! – ещё один из упрёков брошенных мне перед уходом.

Выблядки кстати вели себя достойно, тут она напиздела. Например, она так и не знала, что они по нашему разговаривать умеют. И чистоплотные очень были. Пока я неделю куролесил, даже не напоминали о себе. Куда срать ходили, хуй его знает…

Вообще они у меня самостоятельные, кошка частенько в душе моется, собака та ваще телек фтыкает, в осоновном правда, про Ивана Затевахина, но хоть не МТВ ебучее. Диалоги о рыбалке они вдвоём смотрят. Обсуждают чего-то потом до хрипоты. Любят футбол.

Ну так вот, пока я зажигал коньячные звёзды, они тихо паслись, где то на вольных хлебах. А как у меня отходняки начались, то засуетились, смотрю, кошка мне бульончик несёт, собака за ке-фиром сбегала. Одно слово - достойно себя проявили, не то, что жена бывшая. Вот, какого спра-шивается хуя, она съебалась? Деньги я нормальные зарабатываю, ёб её по графику, на маникюры с соляриями всегда реагировал положительно - следи за собой и будешь любима, в затяжное блядст-во не пускался. Нет же, захотелось ей прыщей молодых подавить. Да и хуй на неё.

Стал я за солью собираться. Оделся. Сказал собаке, чтобы громко телек не врубала и вышел. Утро выдалось морозным. Пожалев, что забыл про шапку (да и про зиму тоже как то забыл), я по-трусил к ближайшему магазину. Надо вам сказать, что кассиршей там работает пресимпатичней-шая баба. Лет так за тридцатник, но типаж просто блеск. Я уж давно хотел её на бефстроганоф пригласить, да как-то не срасталось. И вот иду я и твёрдо решаю, что в этот раз заведу знакомство. Купил соль, шампанского пару флаконов, какой-то романтической закуски типа морских ракооб-разных, ну и просто еды. Подхожу к кассе. Сидит Она. И народу ни кого.

- Доброе утро!

- Здравствуйте.

- Как настроение?

- Как обычно.

- Вы до скольки сегодня работаете?

- До восьми.

- Я могу за вами заехать?

- Зачем?

- С целью пригласить на приятный вечер.

- У меня дела.

- В смысле месячные?

- Мужчина, вам пошутить не скем?

- Какие уж тут шутки, встретил женщину своей мечты, иду ва-банк.

- Вы у меня уже два года коньяк покупаете, и только теперь мечту разглядели?

- Да всё коньяк мешал.

- С чем мешали? – подъёбывает, это хорошо.

- С любовью к вам.

- Что-то долго собирались.

- Запрягаем долго, а едем - ветер в ушах!

- Ну ладно, приходите после восьми, – внезапно согласилась она.

Ворвался в квартиру, кричу:

- Генеральная уборка!

Пять часов мы приводили хату в порядок. Собака перемыла всю посуду, кошка бельё пере-гладила. Я тоже принимал активное участие, главным образом безжалостно уничтожая воспомина-ния о супруге.

- Ну что, сегодня ебаться будешь? – кошка такие моменты просекает на раз два.

- Планирую, вы только сразу человека не пугайте своими разговорами.

- Чё молчать весь вечер? – собака из кухни кричит.

- Ну хотя бы в начале помолчите, а то опять про рыбную ловлю начнёте пиздеть, и слова не вставить будет.

Приготовил салат оливье. Ракообразных отварил. Посолил всё. Соль то теперь есть, хули.

- Цветы купи, долбаёб, – кошка как всегда дело говорит.

Побежал к метро за букетом. Долго выбирал. Хотелось покорить даму. Решил удивить её ро-зами. Когда принёс букет домой, зверьё морды скривило.

- Это чего, типа нестандартный ход? - кошку эту убью когда-нибудь!

- Вам нихуя не нравится я погляжу? – разозлился я не на шутку.

- Купил бы по необычней чего-нибудь.

- Чего?

- Хризантемы или ирисы, баб эти розы уже заебали.

Делать нехуй, побежал опять к метро. На этот раз купил хризантем охуенно яркой расцветки. На контрасте с сугробами смотрелось очень даже ничего. Дома тоже одобрили.

- А чего с розами делать будешь? - собака интересуется с ухмылкой.

- Пойду соседке отдам, у неё вчера юбилей был.

- Толковая мысль! - собака уважительно почесалась за ухом.

Звоню к соседке в дверь.

- Кто там?

- Марина, это я, сосед из двенадцатой.

Открывается дверь, на пороге Марина. Тоже к стати ничего себе баба.

- У тебя праздник был, вот с опозданием, но всё же вручаю букет!

- Ух ты! Спасибо! Проходи.

- Да ну, муж ревновать начнёт.

- Какой муж, я ж два года в разводе!

- Да не, извини, некогда, завтра заскочу.

- Своей скажи, что бы телек не врубала на полную.

- Да мы разошлись.

- Чего это вдруг? Ты же вроде не безобразничал? – и так с прищуром на меня смотрит.

- Другого нашла.

- Ну и дура! А ты точно зайти не хочешь?

Ну хули ей сказать, ясен пень хочу я к ней зайти, да только вот в другой раз придётся.

- В другой раз, извини, никак сегодня не получается.

- Ну ладно, буду ждать, спасибо ещё раз за цветы.

Так и пошёл я к себе со стоящим хуем. Пока ходил, животные хлеб порезали, колбасу твёрдо-го копчения, сыр. Открыли банку селёдки и начали вынимать из неё кости. Надо сказать, что луч-ше кошки кости никто не вынимает. Чувствуется знание предмета.

- Лук тогда порежь – собаке говорю.

- Ты время не проеби, уже без пятнадцати- собака напоминает.

Ломанулся в ванную, побрился на скору руку. И в восемь я был готов.

Тётя нервно перетоптывалась недалеко от магазина.

- А я думала, что вы на машине заедете… - разачаровано протянула она, обиженно оттопырив нижнюю губу.

- Да тут до меня не далеко! – главное, чтобы она оглобли не завернула, сила и натиск.

- А я думала, что мы в ресторан поедем…- опять разочарование.

"Что ж ты ссука так много думаешь то" - я в свою очередь подумал.

- У меня замечательный ужин приготовлен, я кулинар по призванию – засераю ей мозги как могу, она ни с места.

- Ну не знаю, надо подумать… - пиздец, она похоже мама буратино, деревянная напрочь.

- А чего думать, пошли – я под руку её «цап» и поволок ненавязчиво, она пошла как марино-ваная минога, как будто мысли, которые она думает, на месте остались, а только ноги пошли.

- А что за ужин? - мысли похоже догнали.

- Так, креветки, ну… салатик, шампанское, селёдочка под водочку…

- Я водку не пью! – нервно она меня перебила как то.

- Беременные? – галантно подшучиваю.

- Почему сразу беременные, просто не пью!

- Есть красное вино, чилийское.

Вот ведь блин какая дура оказалась, не угодишь. Может и зря веду, не обломится мне пиздя-тинки у такой.

Заходим ко мне. Втречать выходят сначала собака, потом кошка. Появляются с паузой в пару секунд из кухни, потом садятся и смотрят. Гостья, глядя на них, произносит два слова, первое, ко-гда выходит собака:

- Собака…

второе, когда выходит кошка:

- Кошка…

Я смотрю, у кошки язык аж чешется чего–нибудь пиздануть. Молучи, думаю, а то тётю сразу в «карету» загрузим.

Показал где ванная, вернулся к «своим». Кошка ушла в комнату, а собака сидит, меня ждёт.

- Знаешь - тихо мне говорит- она конечно ничего, но с интеллектом проблемы.

- Главное, что-бы дала, остальное в принципе неважно. – высказываю свою мысль я.

- И, помоему, мы с кошкой её тоже не вдохновили.

- Идите смотрите телевизор, и постарайтесь не ляпнуть чего-нибудь.

- Ага, нет ни чего обычнее, чем кошка и собака, которые смотрят телек. – и собака прихоха-тывая убралась в комнату.

- С кем ты там говоришь? – удивлённый голос из ванной.

- Сам с собой, привычка от армии осталась.

- А где служил?

- РВСН.

- Что это такое?

- Ракетчики…

- Ой как интересно, а говорят там у ракетчиков радиация сплошная?

- Где? Там? – как меня заебали эти вопросы про радиацию.

- В ракетах наверное, да и вокруг ракет.

- Нет там ни чего, и ракет уже нет, одна бутафория.

- Как это нет, а если война?

- С кем?

- С Американцами.

- У них то тоже бутафория, ракеты пластмассовые, а внутри отходы жизнедеятельности.

- А что это такое?

- Это? Говно!

Мысленно я выл. Из комнаты доносилось сдавленое сопение и только тётя хлопала глазами и ничего не понимала.

- Фу, как грубо - сказала она наконец.

Всё таки, когда она за кассой сидела, казалась поостроумнее. Проходим в комнату. Я сажаю гостью на почётное место, сам открываю шампанское. Кошка с собакой как истуканы вперились в телек. По телеку футбол. Я, бля, дурень на автомате как спрошу:

- Кто играет?

- Наши и не наши. – кошка у меня острит будь здоров!

Тётя хуяк и сразу с копыт. Лежит без движения, как Ленин. Ну что, кричу кошке, спасибо бля, поебался от души! Собака ломанулась за наштырём. Орёт из кухни:

- Где эта вонючая бутылочка?

В дверь звонок. Ебать, это ещё кто припёрся?

- Кто там?

- Я - жена ушедьшая.

- Тебе какого хуя надо? Иди к своему хуесосу, Брайана Ферри ему в жопу засунь!

- Я забыла кое-что, хочу забрать, а он к стати рядом стоит, а то я боюсь, что ты меня уничто-жишь физически, в состоянии аффекта.

Собака подбежала, шепчет, что-бы я не открывал, а слал её на хуй (вниз по лестнице).

Тётя глаза приоткрывает, ни хуя не понимая крутит головой, одним словом возвращается из комы. Кошка ей протягивает стакан воды:

- Выпейте, поможет, бля буду…

Как она заорала! Кошка аж зашипела с испугу, проявила естественную животную реакцию. Кричит мне:

- Она ёбнутая, орёт как телевизор.

- Нехуй языком молоть потому-что! – я пездец какой злой. Кассирша опять отрубилась.

- Что, уже блядей навёл? – жена самодовольно подъёбывает из-за двери. И кто-то вторит ей прыщавым голосом.

Распахиваю дверь, (откуда у меня бутылка шампанского в руках оказалась хуй его знает), и сразу Брайану Ферри бутылкой по голове, так, на всякий случай, чтоб не мешал потом.

Бывшая тоже заорала. Вбегает в комнату:

- Телефон, где телефон, скорую срочно… - визжит.

В коридоре стоит собака, и глядя на неё спокойным голосом просит.

- Не звоните никуда, бутылка всё равно не разбилась, значит соскользнула, а сознание он от страха потерял, потому как молодой ещё. А вы забирайте, что забыли и уёбывайте по хорошему, у нас и без вас полна жопа огурцов.

Та аж засипела, и тоже в отрубон. Из комнаты футбольный комментатор орёт «ГООЛ!!!». Ссука Пошкус забил когда не надо. Слышу, дверь на лестнице открывается, Марина кричит:

- Да убавь ты свой телек, орёт же как подорванный, ещё и дверь расхлебястал!

Вот только её не хватало тут ещё. Кошка с собакой подходят:

- Ты извини, но мы на балкон съёбываем, а то слишком жарко становится, как в мартеновской печи.

- Уёбывайте, сталевары.

Выбегаю на лестницу. Там Марина с интересом разглядывает будущего менеджера крупного звена.

- Этот что-ли?

- Что «этот»?

- Новый избранник.

- Ааа, ага, он, пидарас.

- Живой хоть?

- Собака сказала, что ни чего страшного.

- Кто?!

- Тьфу блин, ну одним словом всё нормально, по касательной задел.

- Ну тогда пойду успокою твою…

Марина шагнула в прихожую, я молча ждал реакцию.

- Ни хуя себе…, прямо ледовое побоище! А это то кто?

- Так, знакомая, зашла в гости…

- Дак это же кассирша из нашего магазина, она то тут за каким бесом? «Твоя» её вырубила?

- Да.

- Ты вот что, иди на балкон, перекури, а я тут их приведу в чувство.

Выхожу на балкон, сидят мои красавцы, морды довольные. Я закурил. Через минут десять за-ходит Марина.

- Всё, все разъехались. Эта, из магазина которая, бегом убежала.

- Спасибо. И, кстати, не хочешь ли шампанского?

©

Edited by ВаНо
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Часть 2

«ОТПУСК»

В отпуск так в отпуск. Ебись оно всё конём! Решил съездить на юга, дикарём. Поеду один. Нахуй «пассажиров», только я и животные. Куда же я без них.

Пропаду, к хуям собачьим! Эти не подведут, помогут добрым советом, может, и покусают кого в критической ситуации.

- Я на самолёте не полечу – сказала собака.

- Поезд и ниебёт – поддакнула кошка.

Всегда эти бестии мной помыкают.

Ну, тут уж ни чего не поделаешь, поезд так поезд. Поехал в кассы, взял билет до нужной станции. Только вот пришлось купе целиком брать. Да оно и к лучшему. Начнут ещё пиздаболить налюдях.

- А тебе к стати надо будет на поводке и в наморднике ехать – говорю собаке.

- Во, приплыли, я ж не кусаюсь!

- Это ты ещё всему вагону объясни!

- А мне как? В корзинке, с бантиком? – кошка не может промолчать.

- Если хочешь – говорю, - организуем.

- Ладно, не остри, Куклачёв на выезде.

- И справки нам не забудь ветеринарные – собака напоминает.

Так и собирались.

Приехали на вокзал, стоим в очереди в вагон. Рядом семейства разнообразные, с детьми в ос-новном. Мамаши на собаку косятся. Одна не выдержала:

- Какой пёсик, не кусается?

- Да нет, тем более что в наморднике проблематично.

- А вы, в каком купе?

- В седьмом.

- А лаять не будет? А то мы рядом.

Лаять то, как раз ерунда, главное чтоб стихи читать не начала…

- Нет, она немая с детства, родовая травма.

Собака на меня смотрит, ну-ну, типа ты ещё попизди. И тут как гавкнет. Мамаша любозна-тельная, аж сумку выронила.

- Вы же говорили, что она немая.

- Чудеса медицины, я её, на прогревания водил, видимо подействовало.

А сам думаю, ну доберёмся до купе, жрать не дам.

- А там кто у вас? Кошка? – ещё одна показывает на контейнер.

- Кошка, кошка… - подзаебало меня уже это. Да и жарко. Дети ещё многочисленные активи-зировались, лезут поближе.

- Не нервируйте собаку…, да и кошку тоже.

- Отойдите, дядя же сказал.

- Ваши билеты – я и не заметил как моя очередь подошла.

Протягиваю ему паспорт, билеты, справки ветеринарные.

- Не шумные? – проводник кивает на животных.

- Пока не выпьют, вроде ничего, а так песни любят петь, или про рыбалку поговорить – чест-но ответил я.

Проводник хохотнул:

- Проходите.

В купе я разложил вещи, собаку отцепил от поводка, намордник снял. Открыл переносное КПЗ, выпустил кошку. Та сразу всё обнюхала, потом сиганула на верхнюю полку.

- Чего же здесь только не возили! – собака тоже носом повела.

- Про всякую дрянь мне лучше не рассказывайте!

- О дряни, между прочим, коноплю тут исправно переправляют.

- Так, хватит откровений.

В дверь постучали. Кого ещё там несёт?

- Да?

- Можно? – мамаша, из любопытных, просунула голову в открытую дверь.

- Ой, без намордника! – испуганно вырвалось у неё.

- Не бойтесь, не укусит.

- Вы не поможете, у нас багажа много, можно я к вам положу чемодан один?

- Валяйте.

Она сразу же чемодан коричневый пропихивает, заранее приволокла, наглость второе счастье.

- Только если кошка написает, не обессудьте, – кошка сразу недовольно засопела сверху.

- А вы положите туда, где не подобраться.

- Я туда свои вещи положил – нет, ну вот же наглая!

- Ааа, ну тогда будем надеяться, что всё нормально будет – и улыбаясь, она исчезла.

- Не замужняя – собака, подождав, говорит.

- Кольца, что-ли нет?

- Ну, кольцо, это во-первых, а во-вторых, мужиком от неё не пахнет. Да и сама ничего…

- Детей у неё вроде двое.

- Тебе ж не жениться, узнай, может, в один город едете.

- Без советчиков обойдусь.

Опять стук.

- Да?

- Это я опять, а вы ещё чемодан не возьмёте, а то я посмотрела, есть ещё местечко…

Я развёл руками, что тут скажешь, плохо быть вежливым.

- Давайте.

- А вы всегда вещи под замком держите? – вопрос явно с целью продолжить беседу.

- Да, привычка от армии осталась.

- А где служили?

- РВСН.

- А что это?

- Ракетчики.

- А говорят, там радиации много?

Господи!!! Как же меня ЗАЕБАЛИ эти вопросы про радиацию!

- Вы не кассиршей работаете?

- Нееет – недоумённо проблеяла она – А почему вы спросили?

- Так, аналогии. И ещё вопрос можно?

- Да, пожалуйста.

- Вы не замужем?

- Нет, в разводе. А это зачем?

- Спор вышел небольшой.

- С кем? – изумлённо спрашивает.

- С самим собой.

- Спасибо – ледяным тоном отчеканила она и вышла.

Я сообразил, что проголодался. Открыл сумку.

- Тебе два часа без еды, штраф за гавканье на платформе – говорю собаке.

- Может, все вместе поедим, а то как-то не по-людски, – кошка с верху заступается - Да и че-модан могу обоссать.

- Ладно, чёрт с вами, садитесь.

Только расселись опять стук в дверь. На этот раз проводник. Билеты проверяет.

- Ого! Прям как дрессированые! – удивился он.

Действительно, картина маслом, у кошки с собакой только что салфетки на коленях не посте-лены.

- Решили покушать, а то с этими дорожными сборами недосуг.

Собака недовольно рыкнула. Не любит, когда про сук говорят.

- Чая с бельём вам попозже принесу, тута, это, пока то, сё – и проводник пошёл дальше по ва-гону.

Поезд тронулся. Перрон и многочисленные провожающие, в основном мужики, проплывали мимо нас, махая руками как идиоты. Видимо из вагонов им отвечали дети, и жёны. Пиздато отпра-вить семью куда-нибудь подальше - к тёще, а самому…

Я раскрыл газету и пробежал передовицу.

- Ну мы есть будем или где? Нам то чая не надо ждать! – тактично напомнила кошка.

- Да, давайте пожрём, – я закрыл газету.

Пока мы уничтожали каждый своё, было слышно только наши челюсти и стук колёс. Когда первая волна голода прошла, кошка кивнула на дверь:

- Шпингалет отстегни, а то опять чемодан принесут.

И дальше они с собакой изобразили мой разговор с незамужней мамашей копируя наши голо-са. Потом заражали. Я тоже посмеялся, очень уж похоже у них получилось. Когда поели, убрал ос-татки трапезы со стола.

За окном пролетело Купчино, и пошёл сельский пейзаж. В дверь постучали.

- А вот и чаёк! – весело провозгласил проводник, входя – Ой, я вам хотел три кружки дать, больно у вас животные человекоподобные.

Собака хмыкнула.

- Оставляйте, оставляйте – попросил я – Я чай люблю.

- Вы это, если им там по делам естественным надо, то уж я не знаю, стоянка первая через не-сколько часов – проводник почему-то понизил голос.

- Не волнуйтесь, они у меня чистоплотные – заверил я его.

- Ну тогда как говорится, счастливого пути!

И он вышел. А я решил лечь спать.

Разбудила меня собака.

- Через десять минут станция, нам бы выйти надо.

Я пристегнул к её ошейнику поводок, нацепил намордник. Кошку решил взять на руки.

За окном темнело. Это и хорошо, меньше глазеть будут на мой зоопарк. Я открыл дверь и мы пошли в тамбур. Проходя мимо проводника, подмигнул ему:

- Без нас не уезжайте.

- Десять минут стоять – реагировал он.

Впрочем, всё прошло без эксцессов. Когда шли по вагону назад, какой-то карапуз попросил погладить собаку.

- Дяденька, а можно к вам зайти потом?

- У мамы разрешения спроси только! – напутствовал я.

Когда вернулись в купе, собака сказала, что это той самой мамаши ребёнок. Хорошо иметь такой нюх, как-то позавидовал я ей, на что она изрекла сакраментальную фразу – «Это для вас за-пахи, а для нас то – вонь!».

Кошка запрыгнула наверх и свернулась калачиком, собака улеглась на полу. Я тоже прилёг с книжкой в руке. В дверь постучали. Я закрыл шпингалет, и открыл дверь.

- Можно мне собачку погладить? – опять тот же карапуз.

- Проходи, только у неё спроси, вдруг она не захочет?

- Собачка, можно я тебя поглажу? - застенчиво и тихонечко малыш обратился к собаке.

Собака подняла голову с пола, посмотрела на меня.

- Ну гладь, что ж с тобой сделаешь… - устало ответила она ребёнку.

- Она говорящая… - зачаровано прошептал он – Дяденька, она у вас говорящая? -

повернул он ко мне своё изумлённое лицо.

- Ну сам ведь слышал – я не смог не улыбнуться, хоть и не одобрял собачий поступок.

- Нет, ну правда, говорящая? – малыш отказывался верить в такие чудеса.

- Значит так – вмешалась собака – Иди к маме, и скажи, что хочешь покормить собачку кол-басой, дядя тебе разрешил.

- И на меня тоже захвати – с верхней полки кошка свесилась.

Малыш помчался по вагону со скоростью пули и с криком «Мама, мама, у нас есть колбаса?»

- И не стыдно вам, сиротки? – я укоризненно посмотрел на животных.

- Ну а чё, минусовать тут в четырёх стенах, хоть пожрём нахаляву – ответила кошка, спрыги-вая вниз.

- Ты, когда мамаша придёт, если конечно решит проверить, скажи, что чревовещатель. Заодно и полезный контакт заведёшь.

- Посмотрим ещё.

В дверь влетел ребёнок, с бумажкой в которой явно была завёрнута колбаса.

- Докторская? – спросила кошка.

- Не знаю – пролепетал малец.

И, развернув кулёчек, замер.

Кошка, ловко подцепив кружочек на коготь, отправила его в рот.

- Докторская – констатировала она, прожевав.

- А можно собачке дать? – спросил малыш, почему-то у кошки.

- Ей вредно, у неё диета – заржала кошка.

- Давай, давай, не слушай её – обеспокоено вмешалась собака.

Через минуту кулёчек опустел.

- Иди за добавкой.

- А можно мне сестре сказать? – малыш явно не хотел уходить.

- Всем скажи, но возвращайся только с колбасой! - напутствовали два мохнатых негодяя.

Ребёнок умчался в своё купе. А я укоризненно посмотрел на наглецов.

- Совести у вас нет!

- Нам не положено, мы животные – парировала кошка.

- Любовь, совесть и прочая муть, это ваша прерогатива, а у нас инстинкты, – поддержала её собака.

За дверью нарастала какая-то возня и суета.

- Смотрите, не переигрывайте – шепнул я и дёрнул за ручку.

- Мама не верит, что они говорят! – разочарованно начал малыш с порога. Мама стояла поза-ди, скептически поджав губы. Тут же находилась и дочка, на вид старше брата на пару лет.

- Покормите пока собачку – сказал я и вышел из купе.

Прикрыв дверь, я обратился к мамаше.

- Я чревовещатель, пусть, думаю, детишки порадуются, – начал я.

- А я уж думала, что такое! Прибегает, глаза как блюдца, «там, у дяди собака разговаривает!»

- Вы колбасы много не давайте, это я пошутил так.

- Да ладно, не жалко колбасы, тем более я её много взяла, а она портится быстро. А можно мне посмотреть тоже, как это получается?

Я открыл дверь и жестом пригласил её войти. Незаметно подмигнул собаке.

- Очень вкусная колбаса, спасибо дети, – произнесла она.

- Ух ты, прямо действительно будто сама говорит, – вырвалось у мамаши.

- Давайте познакомимся, вас как зовут? – перевёл разговор я.

- Таня, – представилась она.

Я тоже назвал своё имя. Собака удовлетворённо кивнула.

- Ну дети, собачке пора спать, – решил я свернуть этот ажиотаж – Приходите завтра, когда проснётесь.

Дети нехотя попятились, оглядываясь на маму.

- Давайте, давайте, - Таня взяла их за руки и повела.

- Если чего, заходите, – успел сказать я ей.

После чего мы все дружно добили трофейную колбасу.

- Ты бы, это, к Тане то сходил бы… - лениво прозевала кошка.

- Припрёт, схожу, только вот негде.

- Ну мы можем выйти, типа погулять.

- Вообще, это вариант, подожду, пока дети уснут.

Я порылся в сумке и достал колоду карт.

- Пулю распишем?

Животные охотно закивали. Я сдал карты. Собака держала колоду двумя лапами, аккуратно и ловко доставая нужную карту зубами, кошка же раскладывала их перед собой на столике, прикры-вая листом газеты. Довольно быстро кошка стала выигрывать.

Тихо и медленно открылась дверь, заглянул проводник, (эх, блин, забыл я шпингалет отщёлкнуть) и видит как мы сидим за картами, какое уж тут в пизду чревовещание. Кошка, не отрываясь от карт, медленно произносит:

- Мизер.

Короче, спалились по полной. Проводник молча смотрит на нас.

- Да? – как можно более равнодушней спрашиваю я.

- Стаканы хотел забрать, – с паузами после каждого слова, сказал проводник – Да вижу не во-время.

И также тихо и медленно закрыл дверь.

Заметно стемнело. Я засмотрелся в зыбкие очертания ландшафтов за окном.

- Ну играть-то будем дальше? – без энтузиазма спросила собака.

- Знаешь, чего-то расхотелось.

- Да и дети похоже уснули, – намекнула кошка.

- Схожу я на разведку, а вы не шумите.

В каком же она купе? Говорила, что где-то рядом. Я тихо постучался. Дверь приоткрылась и выглянула Таня.

- Пойдём ко мне – сразу начал я.

Она думала не долго. И через минуту мы уже сидели у меня. Я предупредил проводника, что зверюшки потусуются в коридоре, это мол необходимый моцион для поддержания формы. При виде меня проводник нервно дёрнулся, но ни чего не спросил.

Таня оказалась приятной собеседницей, вполне эрудированной (например, она знала, кем был Гауди и величину валентности водорода). Разговор с ней клеился просто и без натянутых пауз. Выяснилось, что муж Тани оказался честным и обеспеченным человеком. Честным, потому, что уйдя от неё к секретарше добровольно выплачивал «бывшей» деньги на содержание, обеспеченным, потому, что сумма была нехилой. Относилась она ко всему по философски. Всё своё время проводила с детьми и немного скучала по мужскому вниманию.

Мы не спеша выпили бутылочку вина. Отношения явно начинали перерастать в следующую логичную фазу. И тут началось. Кто-то настойчиво заскрёб в дверь.

- Ну что у нас там? – я недовольно высунул голову в проход.

- Извини подруга, - глядя на Таню отрапортовала собака – Не до конспирации.

И тут она (собака) как заорёт - «Кошка отстала от поезда!!!»

- Бля! Я вскочил, и на бегу попадая ногой в кроссовки, всё-таки запутался. Ёбнувшись на пол, пробил коленкой коричневый Танин чемодан, ахуенно грамотно торчащий из под нижней полки.

- Ой! Мой чемодан!

Я проигнорировал её возглас. Какой может быть чемодан в такой момент!

- Когда, где? – это я уже собаке.

- Только что была остановка, или вы не заметили?

- Сейчас нас интересует стоп кран.- я оставил её намёки без внимания.

- Тогда нам в тамбур. И мы выбежали под звук упавшего тела.

Когда Архимед изобрёл рычаг, он произнёс- «Дайте мне точку опоры и я переверну Землю». Если бы он увидел стоп кран он бы охуел от того, сколько всего можно перевернуть.

- Объясни всё проводнику, - пробегая мимо его купе, сказал я собаке.

- Идея конечно не самая лучшая, но другой всё равно нет. – успела предупредить она.

Я пронёсся дальше в тамбур и дёрнул красный рычаг. Хоть я и был готов к торможению, но даже сам не устоял на ногах. Представляю, что было в вагоне ресторане! Или если кто-то уже при-строился на толчке. С такими мыслями я понёсся в конец поезда. Добежав до последнего вагона я разыскал офонаревшую проводницу и сказал ей чтоб открывала дверь. Поезд уже остановился. И мы спрыгнули на насыпь.

- Кто отстал? – с тревогой спросила она.

- Кошка.

- Кто?

- Хуй в пальто! – не мог же я объяснять ей, что это за кошка!

- Будете платить штраф, идиот. – и она полезла обратно в вагон.

Я всматривался в даль, уехали мы не далеко, должна догнать.

- Молодой человек, это вы сорвали стоп кран?

- Да, я, а вы кто?

- Я бригадир поезда, должен предупредить, что если отсутствует веская причина, то ваше действие будет классифицироваться как хулиганская выходка, и вы должны будете выплатить штраф.

- Причина веская, на штраф согласен, - я продолжал всматриваться вдаль.

- А сейчас, я попрошу вас залезть в вагон и мы продолжим движение.

И тут я увидел её. Вдалеке подпрыгивал маленький пушистый комок.

- Давай родная, жми… - прошептал я.

- Это, что, ваша кошка бежит? – удивлённо спросил бригадир стоявшего по моей вине поезда.

- Да.

- Первый раз в жизни такое вижу… - растерянно пробормотал он.

Со всего маху кошка прыгнула мне на руки.

- Извини, – дыша как компрессор сказала она,- решила пописать в кустиках, -

И глядя на вытянувшееся лицо бригадира:

-А это чё за окунь?

Появившийся наряд милиции, помог мне загрузить в вагон бесчувственное тело.

- Бежал за поездом, видимо запыхался так, что сознание потерял. - объяснил я лейтенанту.

- Дак это ж бригадир!? – изумлённо вытаращился тот.

- То-то и оно! – понижая голос многозначительно произнёс я и начал пробираться к себе.

Таня была уже в своём купе. Проводник привёл её в чувство после того, как собака привела в чувство его. И все в месте они побежали к её детям. Там и подружились окончательно. Слава богу, всё обошлось. Да и в масштабах поезда особых потерь не было. Хмырь какой-то из СВ только руку сломал. Пока разбирались кто и зачем дёрнул, страсти поулеглись. И я честно выложил пять сотен бригадиру для окончательного решения вопроса. Час спустя мы уже сидели в нашем купе, на этот раз к нам присоединился проводник, и бригадир поезда. Кошка развлекала их своими хохмами.

- А как узнать сколько лет ежу? – спрашивала она у аудитории, явно кайфуя от такого внима-ния. И тут же отвечала:

- Нужно распилить ежа и посчитать годичные кольца!

Ну и в таком духе.

К сожалению для Тани я утратил интерес. Даже про чемодан свой она у собаки спросила.

- Ой, а чем же мне дырку то заделать?

- У вас есть что-нибудь коричневое, желательно не говно? – под общий смех обратилась со-бака к проводнику. Тоже ещё одна звезда разговорного жанра.

- Найдём! – отвечал бригадир.

Я вышел и пройдя в тамбур закурил. Через пару минут пришла кошка.

- Спасибо, что не бросил.

- Ты же знаешь, мы своих не бросаем.

- А, между прочим, едете вы с Таней в один город.

- Давай с начала доедем без происшествий.

Я затушил бычок. Поезд свистнул проносясь через переезд. Отпуск ещё только начинался…

©

Edited by ВаНо
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Часть 3.

"РЫБАЛКА"

Подруга очередная, Катя, как то говорит:

- Может, в Баден-Баден слетаем, развеемся?

- Нахуй, нахуй, - говорю.

Она улетела, а мы остались. Пару дней покеросинил, но не до соплей, а так, для тонуса. На третий день выкинул тормозной парашют, да хуй там был, кореш в гости зашёл, принёс два литра и стропорез. Ну а на пятый день собака меня уже за шиворот в ванную волокла. Заебалась горе-мычная. Кое как они с кошкой привели меня в чувство.

- Знаешь, дорогой, пора тебе на природу, подлечить здоровье. – кошка говорит.

А я в очень хуёвом состоянии, руки ходуном, постоянно сблёвываю, не пойми чем, хотя вроде и не жрал ни чего… По квартире перемещаюсь как афробиоробот. Увидел пустые бутылки, аж мо-тор клинить начало. Действительно, пора на природу.

- Я на рыбалку хочу… - сказала собака.

- Рыба, и ниебёт! – поддакнула кошка.

- Какая рыба, на улице минус пять.

- Самая погода для зимней рыбалки, корюшка прёт сейчас.

- Это вам Затевахин наплёл что ли?

- Тебе ли не всё равно, как раз спирт выветрится на холоде.

Короче уломали они меня на рыбалку. Я только вот не был ни разу на «зимней». Рыбаков встречал, по городу их много бывает навалено, у метро в основном. Но как говориться «Для ры-балки мало страсти - нужны снасти». Стал вспоминать, кто у меня из знакомых маньячит по этому делу. Звоню Вовану.

- Вован, привет!

- Здарова, Толик тут к тебе заходил на днях, говорят, не помнит, как ушёл.

- Через дверь ушёл.

- Только проснулся в «Доме ночного пребывания», около Гренадерского моста, - и Вован за-ржал. - Сам то как?

- Да моя опять решила мир повидать, полетела в Баден блядь Баден нахуй.

- «Твоя» какая, Света, или Лена?

- Катя

- Ну а ты как всегда, на стакан, значит?

- Слушай, давай без касания морального облика а?

- Мне то чего не позвонил, я бы тоже врезал, а то работа заебала хуже жены, блядей бы сняли, я такой шалман знаю на десятой Советской…

- Вова, мне хуёво.

- Ну всё, извини, чего хотел?

- Ты вроде рыбак у нас, мне удочки нужны, и этот, как его, альпеншток, что ли.

- Ледобур, наверное, ещё пешня и шумовка.

- Это чего такое?

- Ну лунку сверлить.

- Да бля, не даун я, про ледобур можешь не объяснять, пешня с шумовкой, чё за херня?

- Пешня , типа лома, лёд проверять или долбить, а шумовка, это как когда суп варишь, пенку снимаешь, так же, только лёд из лунки.

- Наука!

- А ты думал, тут всё по Сабанееву. На какую рыбу хочешь?

- Вроде говорят сейчас корюшка попёрла… - неуверенно говорю я.

Собака с кошкой энергично кивают.

- Про мормышки спроси,- напоминают.

Затевахина убью, вместе с Сабанеевым, разумеется.

Короче пообещал он мне помочь со снаряжением. Не имей сто рублей.

На домашнем консилиуме решили ехать на залив.

- Водку брать?

- Возьми пол банки, но не больше.

- Холодно ведь будет! – я искренне возмутился.

- Если заснёшь по пьянке, то замёрзнешь.

- А вы на что?

- Может, ещё нарты возьмём, а ты нас впряжёшь?

- Это мысль, - говорю.

Самое трудное в рыбалке, это рано просыпаться. Разбудил меня Вован, который завёз всю рыбацкую шлоебень ни свет ни заря. Худо бедно, но в десять мы были уже на Финбане. Вокруг сновали такие же долбаёбы как и я. Попадались даже те, кто был уже на хорошей кочерге. Из ларь-ка истошный женский вокал орал про то, что «была любовь». Кошка сидела в сумке. Ей пришлось смастрячить что-то наподобие маленькой меховой квартиры, пожертвовав на это дело какую-то старую шубу. Собака чинно трусила рядом на коротком поводке.

- Ты то не замёрзнешь? – спросил я у неё.

- Да брось, у меня шерсть тёплая, на крайняк «Иглу» сложим. – отвечала она.

Электричка не спеша несла нас по заснеженным ландшафтам. О чём я думал в эти минуты? Не блевануть бы. Но доехали без приключений, я даже покемарил чутка. Выходить решили с пер-вой группой рыбаков. Я поплёлся за ними следом. Судя по их общению, все они друг друга знали, и разговоры вели про мормышки, прикормку и прочею рыбацкую атрибутику. Должен сказать, что в большом количестве данная тема очень сильно заёбывает.

День обещал быть хорошим. Ветер отсутствовал, солнце припекало довольно сильно и в купе со свежим морозным воздухом производило благоприятнейший эффект на моё самочувствие. Ко-гда вышли на лёд, группа сразу же разделилась на три колонны. Каждая взяла свой курс. Я интуи-тивно пошёл налево. Минут через тридцать мои поводыри сбились в кучу. Пока они размахивали руками и о чём то спорили, я их нагнал.

- Чего стряслось? – спросил я.

- Да вон, льдина откололась, вчера ветер был сильный.

- И чего, может унести?

- Теоретически да.

- Так ветра же вроде нет?

Все посмотрели на меня как на полного мудака.

- Ты давно рыбачишь? – наконец спросил мужик в пыжиковой шапке.

- Первый раз - с достоинством ответил я.

- Тогда понятно,- засмеялся он, и все тоже заржали как лошади, - Когда почувствуешь, что ве-тер подымется, чистой воды уже метров сто будет.

- Ладно, хуй с ним, - сказал ещё один рыболов и решительно перешагнул через трещину.

Надо сказать, что если бы не это сборище, я бы и не заметил ни какого подвоха, так бы и то-пал до Котлина. Все тоже пошли следом за отважным рыбаком. Делать нехуй, пошёл и я. Хоть оч-ко и поигрывало, но позориться прилюдно не хотелось. Протопав ещё с пол часа, все вдруг разбе-жались в разные стороны как тараканы. Я остался один, и пока водил жалом по сторонам, вокруг с остервенением бурили лёд.

- Давай может и мы рыбу половим? – тактично спросила собака.

- Красота то какая. – высунувшись из сумки сказала кошка.

Я беспомощно повернулся в одну сторону, потом в другую. Заметив это, мужик в пыжиковой шапке махнул рукой. Я осторожно подошёл к нему.

- Туда отойди метров на тридцать, и можешь сверлить. – сказал он покровительственно, и до-бавил, - На что ловишь?

- Хуй знает, какие-то червяки.

- Мотыль, - назидательно поправил он, и саркастически пробормотал себе под нос,- Червяки, ишь, рыболовы пошли.

Я попиздовал в указанном направлении. И через честных тридцать шагов скинул с плеча за-ебавший ящик.

- Всё, нефть здесь!

Кое как собрав ледобур, начал бурить. Когда бур провалился, аккуратно извлёк его и положил рядом. Шумовкой прочистил лунку. Пока всё получалось неплохо. Из ящика достал удочку, банки с наживкой.

- Мотыля убери опять в ящик, а то замёрзнет. - напомнила кошка.

- Сама смотри не задубей.

Собака понюхала лунку.

- Чё-то рыбой не пахнет… - разочаровано протянула она.

Я хуйнул одну банку червей в лунку.

- За что ты их так? – кошка непонимающе уставилась на меня.

- А что, Затевахин с Сабанеевым против?

- Да нет, просто у нас всего две банки было, теперь может не хватить.

- Если вы думаете, что я тут до утренней зорьки, то вот уж хуй!

Размотав леску, и нацепив мотыля я опустил снасть в лунку.

- Я посмотрю чего у других делается,- сказала собака и не спеша побежала прочь.

- Доволен хоть, что выбрался на природу? – спросила кошка.

- Есть свои плюсы, но ноги тоже уже подмерзают,- сказал я и привстав стал перетоптываться.

- Не шуми, рыба всё слышит, - укоризненно сказала кошка.

- Что ж мне теперь, без ног, как Маресьеву, оставаться?

- Смотри сам, только мне рыбы свежей хочется.

И тут кивок на удочке резко нагнулся.

- Подсекай! – зашипела кошка как безумная.

Я схватил удочку и со всей дури дёрнул вверх. Потом скинул варежки и трясущимися руками стал выбирать леску. Не пизжу, но холода в тот момент я не чувствовал. Когда наконец из лунки на лёд вылетел, и заиграл на солнце небольшой окушок, мы с кошкой издали победный кличь. Я от-цепил трофей и насадив мотыля опять погрузил снасти в воду. Следующая рыбина оказалась корюшкой.

- Ножом её порежь, и на неё же и лови, - посоветовала кошка.

- Откуда же ты такая умная? – удивился я.

- Самообразование,- с достоинством отвечала она.

И началось. За десять минут я поймал семнадцать хвостов. В основном корюшка, хотя попалась одна приличная плотва и ещё три окуня. Подбежала собака.

- Ого, вы наколотили! Максимум, что видела, это пять рыбин.

- У кого?

- У этого, в пыжиковой шапке, видать «бывалый».

- Новичкам везёт, - подмигнул я.

Через пол часа количество рыбин дошло до тридцати пяти.

- Ну давай ещё с пол часа посидим и домой, а то для первого раза как-то подозрительно кучеряво, - говорю я животным.

Те неожиданно согласились. Хотя мне просто показалось, что подмёрзла меховая братия.

За следующие полчаса попался только в усмерть укуреный ёрш.

Я сложил рыбу в ящик, смотал удочку и взвалил всё на плечо.

- Ну пошли, Сабанеевы.

Проходя мимо «пыжиковой шапки» я поймал на себе неодобрительный взгляд.

- Как улов? – спросил я со скрытым чувством ликования.

Но тот почему то молчал. «Может не услышал?», предположил я. И переспросил:

- Клюёт хоть?

Рыбак скривил недовольную рожу и махнул рукой, чтоб я не мешал. Да и хрен с тобой, подумал я и пошёл к берегу. Когда отошли на расстояние, с которого нас было не слышно, собака сказала:

- У него мотыль во рту.

- Чего? – не понял я.

- Чтоб мотыль не замёрз, он его во рту греет.

И тут я блеванул...

Когда спазмы в желудке закончились, я обтёр рожу снегом, достал водку и прополоскал горло. Пару секунд поколебался - сплюнуть водку, или проглотить, но всё таки выплюнул. Без проис-шествий мы добрались до берега и по протоптанной дороге вернулись на станцию. Назад ехали в почти пустой электричке. Когда добрались до города, я понял, что очень устал. Тяжесть поклажи, свежий воздух, мороз, сделали своё дело. Но хоть и велик был соблазн добираться до дому на тачке, я логично предположив, что рыбака хер повезут, поплёлся в метро.

- С собакой нельзя,- замахала мне рукой тётка в будке, и добавила, - Без намордника!

Я так заебался, что повернувшись к собаке сказал:

- Ответь ей, что-нибудь, у меня сил нет.

Та повернулась к бдительной работнице метрополитена.

- Я вегетарианка, но если будете провоцировать, могу и за ляжку цапнуть.

Мы прошли не заплатив мимо бесчувственного тела. Хоть какая-то польза от звериного пиздобольства.

Дома решил пригласить Марину на жареную рыбу. Точнее, чтоб она пожарила, а потом мы вместе сожрали. Кошка с собакой вытребовали себе сырую. Дал им всё, кроме корюшки. Помылся и пошёл.

Звоню. За дверью шаги.

- Кто?

- Да я это…

Дверь открылась. И куда я раньше смотрел? Такая классная баба!

- О, привет, чего стряслось?

- Рыбу я ловил, - ответил я голосом Леонова из «Джентельменов удачи».

- Какую рыбу? – не поняла она.

- Да на рыбалку ездил, - объяснил я, - Ты корюшку любишь?

- Свежую?

- Ну ясен пень не маринованную!

- Вообще то да.

- Ну тогда пошли ко мне, заодно и пожаришь.

- А приставать не будешь? – игриво спросила она заулыбавшись.

- Буду. Честно признался я.

- Тогда грех не зайти, - констатировала она.

Секс после корюшки, что может быть прекраснее? Так я думал, пока Марина колдовала на кухне, а мы (я и животные) смотрели «ящик».

По требованию большинства пришлось зырить Затевахина. Незаметно я заснул.

Разбудила меня собака.

- Телефон!

И точно, из прихожей доносились настойчивые звонки. Я поковылял на звук.

- Телефон! – крикнула Марина из кухни.

- Да слышу я, слышу,- недовольно проворчал я и снял трубку.

- Алло!

- Уже нарыбачился?

Звонил Вован.

- Да.

- Ну и как, снасти не проебал?

- Нет, утопил, - серьёзным голосом ответил я.

- Да ты, что!!! Я ж тебе почти коллекционные удочки дал и титановый ледобур!!!

- Нессы, - успокоил я его наконец, - Всё заебок. Корюшки привёз.

- Ну, бля, ты и мудило,- обрадовался он.

- За снасти спасибо, больше всех поймал.

- А где ловил?

Я рассказал, приблизительно, так как название станции напрочь забыл.

- А давно приехал?

- Да уже часов шесть.

- Везучий! Там как раз льдину оторвало.

- С рыбаками?

- Сейчас любая льдина с рыбаками.

Из кухни раздался Маринин голос.

- Всё готово, можно к столу.

- Ты там не один? – навострил уши Вован.

- Да, к корюшке ещё русалку зацепил.

- Могу приехать.

- Разрушишь атмосферу доверия и корюшки.

- А как зовут русалку?

- Марина.

- Марина, значит «морская». Похоже точно русалка! – завистливо присвистнул Вован, - Ну тогда не буду мешать, рад, что вовремя свинтил.

И он повесил трубку.

Конечно, по уму надо было его пригласить на улов, всё-таки удочки его. Но поймите меня правильно, Марина то одна.

Что ни говори, а жареная корюшка, это пиздато! Превозмогая себя, я налил по полста коньяч-ку. Мы чокнулись. Марина выпила залпом, я же чуть пригубил и тут же быстро поставил рюмку на стол.

- Не можешь уже? – кивнув на бутылку, спросила она.

- Да чего-то не идёт.

- Видать хорошо погулял?

- Неплохо.

- Твоя то, эта, которая, очередная,- тут Марина засмеялась, - Когда должна вернуться?

- А хрен знает, вроде на неделю улетала.

- А какого числа?

- Какого числа, что? – всё ещё не понимая куда она клонит, спросил я.

- Улетела какого числа?

- А сейчас какое?

- Двадцатое…

Я посмотрел на батарею пустых бутылок, прикинул в уме количество выпитого, рассчитал дни запоя, накинул день на рыбалку.

- Ебать!

В прихожей раздался звонок.

- Ебать!!! Повторил я.

Марина поняла всё сразу.

- Ну вот и поели корюшки…

Из комнаты прискакали животные. Слава богу, молча.

- Может мне на балкон пока, а потом незаметно выскочу?

- Ага, разве, что с балкона.

Кошка начинает тихо подхихикивать. Не ляпнула бы чего…

- Ну так куда мне? – Марина растерянно стояла посредине кухни. Испуганная и красивая.

- Хуй с ним, давай на балкон.

Я ломанулся в коридор, открывать.

Подруга выглядела отдохнувшей и обрушила на меня прямо с порога лавину важной и нуж-ной мне информации. Из этого потока я понял, что: у неё отрубили телефон, потому что роуминг очень дорогой, (пиздеть надо меньше, подумал я), отдохнула она прекрасно, в городе очень много «наших», жаль только, деньги быстро кончились.

- Ты же четыре штуки взяла? – изумился я.

- Знаешь, оказывается Достоевский, однажды, проиграл там всё, что у него было, даже обру-чальные кольца!

«Ага», - думаю, так же как и ты, идиотка…

- А чем это так пахнет?

- Пиздюлями это пахнет, - говорю, - Ты что, все деньги просадила?

- Почти. А что такое?

Вот ведь сука!

- А то, что зарабатываю их я.

- Ну ты же разрешил… - она присела на стул в прихожей.

- Слушай меня стоя! Я разрешил взять деньги с собой, и потратить на дело! А не проёбывать их как Достоевский. Ты хоть его читала?

- В школе проходили, - пролепетала она.

Подошла кошка. Долго смотрела на нас, потом зевнула.

- Киса, киса, - подруга протянула к ней руку, чтоб погладить и заодно снять нервное напря-жение.

- Киса у тебя в штанах. – отбрила её та и не спеша прошла в комнату.

Как она заорала!

- Что это, что это? – наконец, прекратив истерику, залепетала подруга.

- Это моя кошка, а ещё собака есть, не забыла за неделю?

- Она, что, тоже говорит?

- А ты у неё и спроси.

- Боюсь.

- Ладно, иди в ванную, смой тлетворное влияние запада.

Когда из за двери раздался шум воды, я бросился к балкону. Марина уже задубела основа-тельно.

- Пойду я тоже в ванную, - прошептала она, - Греться.

И мы на цыпочках сквозанули к дверям.

На лестничной площадке она спросила:

- А чего это она у тебя так орала?

- Обрадовалась встрече,- уклончиво ответил я.

- Жаль, что так вышло всё, - Марина расстроено хлопнула глазами, - Ну ты всё же не забы-вай…

- Постараюсь, – я обнял её за плечи, прижал к себе.

Куда уж тут, забыть, думаю.

- Пусти, пора мне, - сказала она, не делая попыток вырваться.

- Ага, - я отстранился но только чтобы посмотреть ей в глаза.

- Ну хватит уже мучить! – она улыбаясь выскользнула и исчезла за дверью.

Совсем как русалка.

Я прошёл на кухню, маханул стопку, тут же налил до краёв следующую.

- Посуду убери лишнюю, а то видно, что не один ты тут корюшку ел.

Собака кивнула на стол.

- Ты будешь?

- Ну давай, выручу.

Я поставил перед ней Маринину тарелку. Стопку ополоснул водой из под крана и убрал в бу-фет. С полотенцем на голове в кухню вошла Катя.

- Ты сердишься?

- Нет, я негодую. И выпил вторую, налив сразу же третью.

- Я думала, у нас серьёзные отношения, - начала она, но я прервал эту лирику:

- Сериалов не надо, давай, шмотки собирай и проваливай.

- Куда?

- А куда хочешь, можешь в библиотеку, можешь к маме в Екатеринбург.

- Зачем в библиотеку?

- Достоевского почитаешь.

- Значит ты меня не любишь?

Я знал, сейчас выпью третью, и будет полегче. Будет уже похуй на эти сопли. И я выпил.

- Так любишь или нет?

Катя стояла надув губки, и ждала ответа.

Вместо её, я спросил собаку:

- Как корюшка?

- Вкусно, - ответила та облизываясь, Катя аж подпрыгнула.

Вошла кошка, посмотрела по сторонам, строго зыркнула на подругу.

- Вроде и мокрая, а всё равно не русалка, - и ушла.

- А ты умеешь корюшку жарить? – теперь я спросил Катю.

- Нет…

- Ну тогда – до свидания.

Как я понял, животным тоже больше нравилась Марина.

Не хочется описывать последовавшую за этим часовую истерику. Но когда Катя вышла нако-нец на лестницу, и я закрыл дверь, стало мне так хорошо, что ни в сказке сказать, ни пером опи-сать.

Утренние лучи пробивались через занавеску, выхватывая внутрикомнатную действитель-ность. В одном из таких светлых пятен было плечо Марины, безмятежно спящей на моей кровати, в другом- кошка, свернувшаяся калачиком у неё в ногах. Собака спала на полу рядом. Ну что ж, похоже пришло время, когда мне наконец придётся бросить пить. Хотя бы на несколько лет…

©

Edited by ВаНо
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Бляхамуха, от души посмеялся. Ну просто мастеримаргарита-2)))))))))))))))

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вадим, просто супер! Как там. Пеши есчо.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Афтар, зачОт! Беспесды! *23*

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Автору и писателю благодарность за доставленное удовольствие от прочитанного!

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Абассаца! *1* *1* *1*

Вадик, а хто автор-то?

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

ВаНо *8* Девиз для буренее лунок - "Вот здесь нефть"

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
ВаНо *8* Девиз для буренее лунок - "Вот здесь нефть"

Аха,мне тожжж понравилось *1*

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Три года ..амнезия ..читал впервый раз ..спасибо автору и ВаНо...

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вадим спасибо!Поржал от души!

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Я тоже не читал!!! *1* *11* *23*

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ели дочитал абббббббасацься *11*

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Класс! Спасибо!

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Про собаку и кошку 4. (Вольное продолжение)

Поезд, лениво постукивая колесами, наконец-то, дополз до вокзала, и толпы туристов пова-лили на перрон. Я со своим зоопарком тоже потащился на выход. Юг встречал нас достаточно гос-теприимно, только темно, приехали ночью.

- Снимем домик на побережье, - высказала предложение собака.

- Частный сектор и ниибёт, - поддержала ее кошка.

В общем-то они были правы, вот только на поиски следует отправляться не раньше восхода солнца.

- Сектора бывают у обстрела, - съязвил я, - не видно ни хуя, все движения утром, а сейчас в гостиницу.

Немного пошептавшись, они приняли мои доводы.

- А где бля море? - спросила кошка свесившись по другую сторону перрона.

У меня почти сорвался ответ, но проходившая мимо мамашка, со своим выводком, не дала душе отдохнуть.

- Я надеюсь мы еще встретимся, - кокетливо наклонив головку спросила она,- и не дожидаясь ответа, сунув мне в карман какую-то бумажку, по-видимому с адресом, затрусила по направлению к остановке такси.

- Обязательно встретимся и не раз, - в предвкушении хорошего отдыха крикнул я ей вслед.

- Хозяин, ты это, хорош миндальничать, все моторы проебём, - собака у меня очень преду-смотрительная.

- Я на этом не поеду, у него днище антигравием не обработано - стебанулась кошка, увидев что остановилось, на поднятую мной руку, - я еще и не пожила-то толком, не насладилась всеми прелестями обеспеченной жизни.

Это она подъёбывает так, намекая на мою зарплату. Но если честно, ехать на опутанном про-волокой и изолентой 41 москвиче, мне тоже не очень хотелось.

Джигита ведущего этот пепелац, вид авто по-видимому не смущал и лихо притормозив, он высу-нул в окно нос 52-го размера и кепку величиной с посадочную полосу Шереметьева.

- Слющай, поехали, да? Да ты нэ смотри, больще здесь нет никто, - этот гад, явно наслаждал-ся безвыходностью нашего положения.

Делать нечего, погрузились на заднее сиденье.

- В гостиницу, - я успел сказать это раньше кошки и сделал предупредительный знак моей па-рочке, мол тихо, а то с перепугу въедет куда-нибудь.

- А на хуя ты с собой этых прытащыл, да? - поинтересовалась кепка аэродром, управляющая нашим ведром.

Вопрос я уловил не сразу, мешали нежные мелодии Радио «Шансон» из магнитолы «Юность» за каким-то хреном прикрученной изолентой к спинке водительского сиденья.

Поняв смысл, показал кулак двоим попутчикам, но не успел, собаке очень не нравятся в последнее время такие вопросы.

- Ты бля стрит-рейсер за дорогой следи, да! – передразнила она водилу.

Вы видели когда-нибудь глаза сына гор перепутавшего бараний и свиной шашлык? Думаю, они выглядят также.

- Руль держи! - заорала кошка и это была не самая лучшая идея.

Из машины выбрались быстро и бочком бочком, в спасительную темень аллеи.

А он, болезный так и остался стоять, около столба.

- Вот, не надо много знать, состариться не дадут, - кошка на ровном месте развела филосо-фию.

- Дальше то что делать, город незнакомый, темно, охота спать и жрать?

- Да все нормально, по вони чувствую, какой-то клоповник мы уже нашли, - нет ну мне бы нюх, как у собаки.

Действительно, выбравшись из кустов по другую сторону парка, мы увидели двухэтажное обшарпанное здание. Вывеска извещала что это «Отель Хилтон».

- С юмором здесь все в порядке, - сказала собака, - «Хилтон», бля.

- Люкс и ниибёт, - сделала заявку кошка.

Хмыкнув, я вошел в холл «отеля»

За стойкой нас встретила вполне приличная тетенька, округлых форм и в ситцевом платьице, пообщаться с которой мне захотелось и после официальной части нашего вселения. Отхлебнув желтоватую хрень, из кружки с изображением Леонида Ильича Брежнева, она с ходу нас обнаде-жила:

- Мест нет…

- Девушка…

- Нету мест..

- Девушка…а-а-а покажите мне чайник, - вспомнил я навязчивую рекламу, и посмотрев на животных понял, что чайник им совсем сейчас не нужен (кошка покрутила у виска лапой), да и мне, собственно, тоже.

- Я говорю, чайников нет, - нахмурив бровки, она уткнулась в телепрограмму за прошлый ме-сяц, но, поняв, что ляпнула, что-то не то, посмотрела на меня.

- Что вы говорите? Какой чайник?

Нет, чайник бы с нее не вышел, присмотрелся я к формам, в лучшем случае самовар.

- Да мне бы комнату, - я старался включить все свое обаяние, - какое у вас платьице красивое, от Гуччи, наверное.

- Нет мест, - не велась тетенька, опытная блин.

- Гонит, - прошептала кошка, - на втором этаже угловая свободна и телевизора у нее нет, хули она в программу таращится.

Я не стал уточнять, когда они об этом успели узнать и, состроив подобие улыбки, попытался зайти с другой стороны.

- Да мне собственно и не надо, я это, познакомиться зашел,- нет, врать я все-таки не умею.

- А это кто? Группа поддержки, - хихикнула она, показав на кошку с собакой, чемодан и лас-ты в целлофановом пакете.

Нет блять, в пол третьего утра, я не готов был мило поддерживать беседу и подмигнул кошке, действуй, мол, все равно утром двинем отсюда..

Кошка вздохнула, и присев, сделала лужу на полу.

- Твою мать, - взорвалась тетенька, - кто теперь все это убирать будет? А ну пошли отсюдова туристы, - она стремительно теряла привлекательность.

- Гражданочка, попрошу не выражаться, книгу жалоб и предложений будьте добры, - нет со-бака однозначно завтра никуда не пойдет, палево полное.

- Ёб твою мать, - повторилась тетя и сев мимо табуретки опрокинула на себя Леонида Ильича. Помещение наполнилось запахом дешевого вина, - все завязываю, - что-то решила она для себя и посмотрела на меня мутным взглядом, - вы что-то хотели?

- Нам бы комнатку, которая на втором этаже угловая, - взяв быка за рога, выпалил я, поняв, что психологическая атака удалась.

Взгляд тети помутнел еще больше, она полезла под стойку и, достав бутылку с желтоватой жидкостью, наполнила Леню по самые брови, видимо решив, все-таки повременить с завязкой. «Вот откуда выражение – на бровях» - подумал я, - «Век живи век учись»

- Ключ в двери, идите, утром оформитесь, как положено, - и сразу же потеряла к нам интерес.

- Оформим как положено, - хмыкнула собака подмигнув мне.

- Номер 13, ну за неимением лучшего… - прочитала кошка табличку.

- Я и не знал, что ты такая суеверная, - удивился я.

- Все кошки суеверные, потому умные и осторожные, ну что, по пятьдесят валерианочки за приезд и спать?

- Поддерживаю, - собака вообще редко отказывается, а тут такой повод, - а потом ты бы схо-дил к тетеньке, проведал как она там, а мы пока телик посмотрим.

Оформив по пятьдесят (как кошки пьют эту гадость, никогда не понимал, но не отказываюсь, когда предлагает, обидится) я переоделся и пошел вниз, а зверье уселось перед стареньким «Гори-зонтом».

Внизу никого не оказалось. Проведя поверхностный осмотр, милая дама обнаружилась под стойкой, в обнимку с любимой кружкой. «Не везет, так не везет» - подумал я и поплелся обратно.

В комнате я застал полный бардак. «Когда успели?»

- Какого хуя, - последовал закономерный вопрос.

- Да вот, понимаешь, пульт от телевизора найти не можем.

- А под телевизором что!? – Где не надо заебись какие умные, а тут не доперло? – я показал на пассатижи.

Звери недоуменно переглянулись:

- Ты это чего, там внизу так быстро? Не смог? Собака, доставай градусник, ему явно хреново, - кошка решила перехватить у меня инициативу и проебаться от последующей уборки устроенного разгрома.

Я молча подошел и переключил с помощью этого нехитрого устройства канал.

- Ахуеть, -сказали они хором и поняли, что просмотр отменяется, хрен у них так получиться, а я, рассудили они, вставать и переключать им не буду. В общем-то правильно рассудили.

- За уборку и спать, утро вечера не должно быть дряннее…

- Вставай, - разбудила меня собака, - кто-то в дверь стучит.

Разлепив веки, я от души послал того мудака, который настойчиво скребся в дверь.

- Какого? – задал вопрос я, выглянув из номера.

Стоящий на пороге плюгавенький будильник, совсем не соответствовал содержанию моего эротического сна.

- Молодой человек, я очень извиняюсь, но номег был забгонигован и вам пгидется освободить его.

- Хорошо, - тактично послал его на хуй я.

Сборы были недолгими, неловкая ситуация возникла лишь в туалете, куда мы повалили всей гурьбой, взгляды обитателей гостиницы выражали явное неодобрение моей концепции одновре-менного посещения толчка. Но не мог же я отпустить зверей одних туда, обязательно бы влипли куда-нибудь.

Девушки, встречавшей нас вчера на месте не было, под стойкой тоже, пришлось уходить по английский не прощаясь.

- Что, правильно оформить так и не удалось, - подъебнула собака, они с кошкой немного сер-дились на меня за вчерашние пассатижи.

- Хуй с ней, - философски рассудил я, - сегодня на пляже найдем чего-нибудь сладенького.

- Для начала надо найти уютное гнездышко, предлагаю в первой линии и с видом на море, - выразила кошка общее настроение.

Ну что же вперед.

В 23 домике кошка с собакой на вопрос:

- А на хуя этих с собой притащил, - уже не реагировали, тоскливо плелись за мной и виновато поглядывали в сторону моря, понимали с ними найти койко-место намного сложнее.

Наконец, нам повезло. Подслеповатая бабушка, в очках на лысую голову, судя по возрасту подруга Махно, пустила нас на веранду, с условием что собака будет охранять огород от посяга-тельств со стороны, а кошка все свободное время посвятит ловле мышей, кои, по утверждению ба-бульки, здесь водятся в немерянном количестве, и «Ниибёт», добавил божий одуванчик.

- Ну не хуя себе расклад, - возмутилось зверье, когда мы остались одни, - ты значит на море, а мы работу работать?

Я тоже не совсем был доволен позицией бабушки и пошел просить за братьев своих меньших.

- Ниибёт, - услышал я знакомый ответ, - можешь вместе с ними ловить и охранять, чтобы не скучали.

«Вот сцука…» Подумал я.

- Здравствуй бабка, хуем шапка, - выразила собака общее настроение..

- Хрень полная, - поддержала ее кошка, - знаешь, пока мы не придем к консенсусу с бабкой, ты не придешь к эректусу с бабами, - и мне эта игра слов почему-то очень не понравилась.

- Собираемся, домов еще до заката не обойти , пристроимся где-нибудь.

- Не надо ни к кому пристраивать, возникла у меня тут идейка одна, - с хитрым прищуром по-смотрела на нас кошка, ждите, - и тут же промылась куда-то, да так быстро, что мы с собакой даже ухом повести не успели, в смысле глазом моргнуть.

Спустя пару минут, легкий ветерок донес до нас приглушенный мат и грохот железного хла-ма откуда-то из под земли.

- Какого беса? – бабка выскочила на крылечко и зацепившись за половицу пизданулась со всего маху, рассыпав стоявшее ведро с огурцами.

- Нет ну ни еб твою мать, 10 минут как вселились, а я уже инвалид, - материлась старушка, охая, собирая огурцы и недобро поглядывая в нашу сторону, - и почему псина ворота до сих пор не охраняет?

Собака начала заводится, и уже готова была разразиться длинной тирадой, но я вовремя на-ступил ей на хвост.

И тут из-за дома появилась она… Взъерошенная, в пыли и что-то пряча за спиной. Подойдя к старушке с видом снежной королевы, кошка выпростала из-за спины лапку и со словами:

- Поймал мыша – ешь не спеша, - вручила старушенции серый комочек.

- Ой, бля, - только и смог сказать член партии с 1928 года и шмякнулся в обморок, смешно задрав ноги, явив перед нами голубизну кальсон и опять рассыпав огурцы.

- Ух ё, - заорали мы с собакой.

- Скорую вызывай, в ее возрасте подобные потрясения могут закончится ректально.

- Ты хотел сказать фатально?

- Нет, ректально, посадят и наклонят.

- Кого, бабку?

- Меня, идиоты, за издевательство над пенсионерами.

- Заебись отдохнули, - кошка побежала к телефону и набрала 03.

Скорая приехала быстро.

Обнаружив на дворе раскоряченное на ведре с огурцами тело бабульки, посмотрев недоумен-но на меня, на собаку, а потом и на кошку, эскулап изрек:

- Че за хрень?

- Так это, огурцов обожралась, видимо ядовитые попались, - фантазировал на ходу я, - не с той грядки собирала.

- Ну-ну, - прохрипел врач, - а юбка чего задрана? Так и запишем померла от оргазма…

- Бля буду, - начал я, аж присев от такого предположения.

- Да пошутил я, пошутил, - осклабился Айболит, - пакуйте, - махнул рукой санитарам.

Когда бабушку грузили в мрачное чрево госпиталя на колесах, она внезапно пришла в себя и, схватив за руку прыщавенького санитарчика, прошипела:

- Все, пиздец, попался голубчик, умрешь смертью храбрых, но яблоки воровать больше не полезешь.

По штанине санитарчика предательски побежала водяная змейка. Руки его задрожали, и бабка третий раз за день приземлилась на огурцы.

- Да ну его на хуй, такие перегрузки, - размазывая сопли по прыщам, завопил юнец, - и инсти-тут, и практику, и больницу, и тебя тоже на хуй, - дрожащий палец указывал на врача, - и, сорвав халат, он ломанулся прочь.

- Ну-ну, - философски рассудил посланный эскулап, - беги, беги, военкомат в двух кварталах, а в армии ты еще и сраться начнешь…

Скорая уехала, увозя в своем чреве хозяйку дачного домика и шести соток обрабатываемой земли.

- Ну что будем делать?

- А хули тут думать, - рассудила собака, - до освобождения старухи из районного концлагеря живем здесь, дом ведь нуждается в охране.

- И ниибёт, - снова поддержала ее кошка.

Ну, все, с жильем вроде бы определились.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Часть 5

РОДСТВЕННИКИ

Марина меня в бок толкает. Спросонья нихуя понять не могу.

- Чё такое?

- Забыла сказать, ко мне тут родители в гости собрались…

- Какие родители?

- Мои!

- Ну и куда их девать?

- Поживут пару недель в моей квартире, в музеи сходят.

- Музеи тоже у тебя в квартире?

- Дурак! В Эрмитаж сходят!

- Удачно, там как раз распродажа…

После того как Марина ушла на работу, на кухне разгорелся диспут.

- Старпёров нам не надо! – Кошка сразу заявила. – Свобода и ниебёт!

- Действительно, зачем нам лишние едоки? – Поддержала её собака.

- Да вы вдвоём за неделю жрёте больше, чем мы с Мариной за месяц! – Я попытался пойти в контратаку. – Кто под новый год всю колбасу сожрал? Пушкин?

- ХуЮшкин!

И кошка ушла в комнату.

- Ну а ты что? Тоже, значит, боишься отощать, блокадница?

- Ну, как сказать, тут ведь не только еда, а в большей степени проблемы комфорта.

- То есть попиздеть не получиться?

- Опять же таки и этот фактор.

- Слова то такие откуда?

- Книги читаю, телек смотрю…

- Да вас же кроме футбола и мормышек ваших ни хера не волнует?

- Уверен? А еда?

И собака тоже гордо покинула кухню.

Пошёл на работу злой как черт. На площадке встретился с соседкой.

- Здравствуйте! – Радостная такая.

Я тоже поздоровался. Всё-таки Санкт-Петербург за окном.

Пару слов об их семье. Муж у неё – спортсмен: то ли боксёр, то ли борец - не помню. Здоро-венный, как книжный шкаф. Как-то (лифт был сломан) встретились на лестнице: я из магазина сумки пёр, пыхтя и потея, а он как палубный истребитель на форсаже мимо просвистел с двумя ру-лонами линолеума. Я тогда ещё охуел. Потом, тоже как-то, видел его во дворе: они с женой холо-дильник купили невъебенный (видимо жрёт он тоже как истребитель), грузчики понятное дело - «до подъезда». А ему похуй пыль, обхватил его как трелевочник и поволок к себе.

Теперь о соседке. Ничё так. Марину всё доёбывала, как, мол, у нас совместная жизнь получи-лась? Чего-то она ей отгрузила такое, что теперь, когда соседка меня увидит - всё время улыбается. Естественно, когда мужа рядом нет. Тот с ней, видимо, строг.

А, вот ещё, важная деталь, она – блондинка. Причём такая, что в гараж только через автосер-вис въезжает.

- Мой уже ушёл, а у меня лампочка перегорела…

Вот чего она хочет? Попросить меня лампочку заменить, или сообщить, что мужа нет?

- Ну? – Я вопросительно смотрю на неё, ожидаю чего-нибудь более конкретного.

- Вы можете поменять?

- Мужа?

Она испугалась:

- Нет, зачем?

- Ну не знаю, на еде сэкономите…

Смотрит на меня, ни хуя не понимает, шучу я или нет.

- Ладно, где ваша лампочка?

- Там, на потолке.

Ясень-плесень, думаю, что не в голове у тебя лампочка.

Прошёл за ней в квартиру, попытался снять ботинки, но соседка запротестовала.

- У нас всё равно домработница убирает!

Ещё один мазок к портрету.

- Подождите, я лестницу принесу.

И пошёл к себе за стремянкой. Животные уже в дверях встречают.

- У неё муж боксёр! – Заботливо напоминает кошка.

- Знаю.

- Не боксёр, а борец! – Поправляет собака.

- Не важно, кто он, главное, чтоб последствий не было…

Тут я уже не вытерпел:

- Лампочка у неё перегорела!!!

- Слышали… - Кошка, закатив глаза, отвечает.

Я не стал ввязываться, взял лестницу из чулана и пошёл к соседке.

- Ой, я не знаю, где у нас лампочки хранятся. – Вдруг вспомнила она.

Конечно! – думаю про себя, - Откуда тебе знать!

Возвращаюсь к себе за лампочками.

- Чё, гондоны забыл? – кошка подъёбывает.

- Хуй забыл!!!

Иду опять к соседке. Молча залезаю (на стремянку), выкручиваю старую, вкручиваю новую лампочку. Эта дура свет не выключила, и мне по глазам как уебёт сто пятьдесят ват. Стою и сам на себя злюсь, тоже ведь мудило - мог бы и проверить! Этой – хоть ссы в глаза – всё божья роса.

- Ой, как теперь светло!

Я думал, она сейчас в ладоши захлопает. В дверях уже спрашиваю:

- А муж у вас боксёр?

- Нет. Он борьбой занимается!

- «Классик» или «вольник»?

- Не знаю, спрошу у него…

- Ну, до свиданья, тогда.

И я вышел. Пока ставил стремянку, подошла кошка.

- Ну, так «классик» или «вольник»?

- Тебе-то что?

- Интересуюсь в целях безопасности.

- Сплюнь.

На работу я почти не опоздал.

На следующий день, вечером, мы с Мариной поехали на вокзал. Встретили её родителей, проехались по городу с обзорной экскурсией. Я старался не вникать в беседу. Сплошные «лючки и парнички». Садоводы, блядь.

Дома родственнички недовольно покосились на животных.

- А что это у вас? – С претензией строго спросил Маринин отец. – Кошки-собаки в доме?

Кошка отпустила ему полный презрения взгляд и ушла, даже не обнюхивая. «Ну, теперь пиз-дец тебе дедушка» - подумал я.

- Вы в моей квартире будете жить, а мы здесь. Животные вам не помешают, – попыталась за-гладить потенциальный конфликт Марина.

- Всё равно, не дело! – назидательно упорствовал старик.

Жена его укоризненно посмотрела на мужа, но промолчала.

За семейным ужином животные демонстративно отсутствовали. Я извинился перед всеми и прошёл в комнату.

- Ну, чё вы как не родные? – шёпотом спрашиваю у них.

- Боюсь вступить в дискуссию. – собака серьёзно отвечает.

- О чём с ними можно говорить? – кошку понесло. – «Животные – не дело»! Ишь, блин, дело-вой!

- Ладно, потерпите пару недель, Марина ведь тоже переживает.

- Потерпеть мы, конечно, потерпим, - примирительно заверила собака, - Но пускай этот по-борник чистоты не провоцирует.

- Попробую объяснить. – Пообещал я им.

Вернувшись к столу и прослушав получасовую лекцию о том, что «всё уже не так», я начал клевать носом. Потом вспомнил, что обещал «своим» урегулировать вопрос.

- Иван Иваныч (забыл сказать, что Маринин отец – Иван Иванович, а мать – Екатерина Ива-новна), я по поводу животных, они у меня очень чистоплотные и умные. Всё понимают.

Я выделил голосом «всё», чтоб надавить на подсознание, но Иваныч только закряхтел недо-вольно, как будто я ему на мозоль надавил. Екатерина Ивановна ответила за него:

- Ваня у нас очень категоричен, а я животных люблю. Раз они у вас такие умные, вы им ска-жите, что со мной можно дружить, – и она засмеялась над своей шуткой.

Из коридора раздалась ободрительная возня, явно там живо обсуждали подслушанное.

Ну, вроде как порядок с этим вопросом.

Оставив Марину с роднёй, я решил покемарить в кресле. В комнате уже работал телек. Кошка смотрела футбол. Правда, в одиночестве. Собака лежала у батареи на полу и читала «Старик и Мо-ре» переворачивая страницы языком.

- Молодец, не провалил миссию, – подбодрила меня кошка, не отрываясь от экрана.

- Но дед всё равно потенциально опасен…- задумчиво сообщила собака.

- Ну, мы его, если что, перевоспитаем, – заверила кошара и тут же заорала: - Куда ты пас да-ёшь!? Я после валерьянки хвостом точнее отпасую!

Марина что-то крикнула из кухни, и я вернулся.

- Слушай, у нас на завтра совсем еды нет, не съездишь?

- Давай.

Я оделся, проверил ключи и деньги. Раз вечер пропал, хоть прокачусь перед сном.

На лестнице столкнулся с выходящим из лифта соседом – борцом. Мы поздоровались кивками.

Ездил я часа два. Вернулся, думая, что все уже собираются спать. Но не тут то было. В при-хожей меня встретила Марина с тряпкой в руке.

- Что стряслось? – подозрительно спросил я.

- Потоп! - И она умчалась в туалет.

Быстро раздевшись, я ворвался в комнату. Там сидели: Екатерина Ивановна, явно чем-то рас-строенная, Иван Иванович – подозрительно испуганный, кошка – сияющее-ликующая.

Я взглядом показал ей «на выход», надеясь, что это останется незамеченным. Та не спеша встала и, выгнув спину, продефилировала в коридор. Я прошёл в спальню. Там же сидела собака, уныло смотря в окно.

- Ну что тут у вас?

- Пенсия сральник сломала.

- То есть как это? – Я не понял даже сначала о чём речь.

- Расколол бачок и толчок, мудило, – продолжала кошка, - Хорошо ещё посрать не успел!

- Иван Иванович? Чем?!

- Да уж не хуем, старенький ведь! Полез, проверять, какой у тебя инструмент в шкафчике, ну и выронил разводной ключ.

- Ебическая сила!

- Эпическая, так культурнее. – Поправила меня собака и оптимистично подытожила. - Всё ещё только начинается…

- Сидите здесь, от греха.

Я бросился в туалет на подмогу Марине. Совместными усилиями мы быстро собрали всю во-ду в таз.

- Как же угораздило твоего папу? – Со злорадством начал я, когда авария была ликвидирова-на.

Марина расстроено махнула рукой, и я решил больше её не пытать, а примирительно чмокнул в щеку.

- Не расстраивайся, и объясни им, что мы теперь в твою квартиру «до ветра» будем ходить. Только заостри внимание, что животные тоже приучены к человеческим удобствам.

- Хорошо, и спасибо, что не злишься.

Пока я возился с тряпками, тазами и «не злился», Марина, по тихому, переправила семейство к себе. Когда я вынес осколки на помойку, стало уже совсем темно и мы, наконец, сели на кухне пить чай.

- Надолго они? – Как бы невзначай спросил я у Марины.

Кошка с собакой навострили уши.

- Я думаю на пару недель, может меньше.

И посидев ещё немного, она пошла в ванную. Потом ушла собака, и мы с кошкой остались вдвоём.

- У Марины в шкафчике над унитазом ничего тяжёлого нет? А то мы с завтрашнего дня за-просто можем начать во двор срать ходить.

Я тяжело вздохнул и отправился спать.

Утром меня разбудил настойчивый звонок в дверь. Открываю, и вижу соседа. Стоим смотрим друг на друга, тот наконец решил поздороваться:

- Я «вольник»…

Сказал бы сразу – «Я пиздец».

- ?

- За лампочку спасибо.

А у самого желваки играют.

- Ааа, – протянул я. – Пожалуйста. Перегорит – обращайтесь!

- А чё, так уж часто перегорают?

- Естественно, это ж обычная лампочка, если хотите, поменяйте на современные, скрученные такие, как внутриматочная спираль, те вечные как Фидель Кастро.

Бляха-муха, зря я про эту спираль. Напрягся богатырь.

- Хо-ро-шо. - По складам отвечает. Получилась поэма Маяковского какая-то.

Соседка выглядывает. Глаза уставшие - не выспалась, похоже. Ревнивый муж, наверное, всю ночь её в партер ставил. За лампочку мстил.

Не помню как уже, но закончили мы этот разговор, и я пошёл чистить зубы.

- Чего этот компрачикос хотел? – кошка спрашивает.

- А хуй его знает? Наверное, чтоб я его с «классиком» ненароком не спутал.

- Не забудь сегодня сантехнику купить.

- Шла бы ты телек зырить!

- Там профилактика, по всем каналам только «бой муравьёв».

- Кроссворд тогда отгадывайте.

- А вот это мысль!

И она ускакала.

Пока я собирался, собака вызвала сантехника на завтра. На сегодня все «короли говна и пара» были уже заняты.

Неужели ко всем родственники приехали? - вслух подумала собака.

Успев перехватить кружку кофе, я заглянул в комнату попрощаться.

Пиздобратия и вправду разгадывала кроссворд. Я быстро пробежал глазами вопросы.

Охуеть! Половина про рыбалку, половина про футбол! Один вопрос ваще ебанутый «Что объеди-няет рыбалку и футбол?».

На работе пришлось задержаться, и в магазин сантехники я ворвался перед закрытием.

- Унитаз нужен.

- Какой?

Не знаю, что хотел продавец: повыёбываться или он так шутил…

- Чтоб срать! - Рявкнул я.

После всех проблем дома, ещё и на работе мозгоклюи заебали. Этот ещё тут. Хохмач бля!

- Какой фирмы? – Видимо всё-таки продавец не шутил и не выёбывался, но меня уже понес-ло:

- Бэнг энд Олафсон!

- Нет таких!

- Тогда вон тот, и всю требуху которая может понадобиться.

Вечером, когда как говорится «ничто не предвещало беды», Иван Иванович полез в конкрет-ную залупу. Проблема всплыла при попытке сходить всем табором в толчок.

- Зверей на улицу! – безапелляционно заявил он.

Я взглянул на Марину, та жестом попросила меня подождать минут пять, и удалилась на про-работку.

- Дело принимает серьёзный оборот, мы же не ангелы, в конце концов. – Напомнила мне со-бака. Кошка была более лаконична:

- Каманчи будут мстить!

Меня вдруг как-то резко это всё заебало, и я решительно направился в Маринину квартиру.

- Ни кошек, ни собак! – Пенс разорялся, аж на лестничной площадке было слышно.

Я вошёл, за мной гурьбой скакала группа поддержки, как пехота за танковым клином.

Марина с красными от расстройства глазами беспомощно развела руками.

- Попробуй ты убеди…

И ушла в нашу квартиру.

- Дедушка,- начал я вежливо, - Вы лишили нас санузла и теперь узурпировали запасной!

- Речь не о вас, а об этих! – Дед махнул рукой на «каманчей».

- Они члены нашей семьи, такие же, как и вы, не надо устраивать скандал из ничего.

Дед разнервничался, и схватился за стакан с водой. Я хотел ещё что-то аргументировано из-ложить в устной форме, но меня опередили:

- А я ща ему в галоши насру, вот тогда по-другому запоёт.

Это могла сказать только кошка.

Дед как стоял, так и ёбнулся прямо со стаканом. Хорошо Екатерина Ивановна была в самой дальней комнате!

- Стакан не выронил, старой закалки человек, – восхитилась собака.

А я бросился за нашатырём, хорошо запас есть, но на лестнице меня ждал «вольник».

- Такая нормально?

- Какая «такая»?

- Лампочка.

Я осознал, что всё это он произносит, крутя у меня перед носом этой ёбаной лампочкой. Как будто мне в глаз её хочет вкрутить!

Пока я думал, что ему ответить, бежавшая «вторым темпом» кошка на ходу бросила:

- С дороги «протеин». Понаебут же уродов!

Интересно, сколько же он весил? Потому что, когда он плашмя пизданулся об пол, дом ходу-ном заходил. Лежит как покойник со свечкой, только в место свечки – лампочка. Хули говорить - хайтек. Я, реально, удивился, что лампочка при этом не разбилась. Надо будет таких же купить, что-ли?

Тут же вспомнил, что совсем забыл об отдающем концы «Иваныче». Найдя нашатырь, и, от-крыв его, на бегу отлил (нашатыря) немножко в ноздрю «вольнику». Тот подскочил как ракета из шахты, и, ошалело крутя головой, ломанулся к себе. «Хуй с ним, объясню потом, что глюки из-за анаболиков», думал я, приводя в чувство старика.

Тот, открыв глаза, долго молчал.

- Ну, чего-нибудь скажите уже, сиси не мните… - попросил я.

- Это правда?

- Что «это»?

- Она говорит?

- Вы о чём?

- О кошке, мне показалось, что она мне обещала в калоши насрать.

- Если не пустите в туалет, то вполне возможно, что вы угадали её желания.

- Пускай идут…

И дед, кряхтя, удалился.

Всё это время Марина была на балконе.

- Ну, как там? – с тревогой спросила она. – Что-то так грохнуло, я испугалась даже!

Я долго смотрел на неё, подбирая слова.

- «Наши» победили. – Успокоил я её.

- Как всегда?

- Как всегда!

©

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Часть 6

ЁЛКА

- Новый год на носу, а у нас ни ёлки, ни оливье,- сказала собака.

- Ёлка и ниебёт, – поддакнула кошка.

Смотрю на них - натуральные засранцы. В переносном, конечно, смысле. С гигиеной у них почище чем у некоторых двуногих. А вот по части разводилова – это колбасой не корми!

- Вы же майонез не жрёте?!

- Нам ёлка нужна, а оливье это для тебя, чтоб спать помягче было.

- Без намёков! Я пить между прочим, бросил.

- От темы не отходим, вернёмся к зелёной красавице,- поправляет кошка.

- Ну собирайтесь, пойдём за ёлкой.

- Не, мы в тылу останемся.

- Предатели!

- Ёлки обычно возле станций метро продают,- намекает собака.

- Метро, это под землёй,- подсказывает кошка.

Делать нечего, пошёл в спальню. Одному-то идти не хочется.

Давно уже зима не баловала хорошей погодой. Всегда у нас слякоть под тридцать первое чис-ло. А тут как у Пушкина - мороз, солнце, день чудесный. Правда, это из окна.

Бужу Марину.

- Вставай подруга, труба зовёт.

- Может хватит уже?

Но без злобы, а с лучезарной такой, сонной улыбкой.

- Не, за ёлкой пойдём.

- У тебя одни ёлки-палки на уме.

- Палки вечером,- говорю, - А утром – ёлки!

Морозец грызанул за щёки. И мы с Мариной бодро поскакали в направлении предполагаемо-го ёлочного базара. Кругом сновали, гружёные сумками, ёлками, и прочей хернёй, горожане. Я во-обще не сторонник всего этого удалого размаха, с каким у нас принято праздновать что бы то ни было. Хотя новый год уважал. Было в нём что-то бесконечно домашнее и сентиментальное. По-следние годА, правда, я банально просыпал торжественный бой курантов. И не по причине синевы, как могли бы предположить многие. Просто перестал относиться к этому моменту с детской наде-ждой на лучшее. Привычка быть кузнецом своего счастья слишком рано победила во мне Деда Мороза.

- Вон там ёлки.

Марина махнула рукой. Я послушно повернул на право, и через пять минут мы стояли среди множества кричащих детей, молчаливых ёлок, очумевших родителей, двух хачекянов и одной ав-томашины марки Жигули блевотно зелёного цвета выкрашенной маховой кистью. Это многообра-зие животного и растительного мира нашей планеты предстало передо мной во всей предновогод-ней красе. Мне стало немного тошно.

- Ёлку подбери нам попушистее, - попросил я ближайшего ко мне продавца.

- Э дарагой, всэ как на падбор!

Я сплюнул, и покосился на Марину. Та напротив очень весело взирала на этот дурдом.

- Тогда ты помоги, я буду добытчик, а ты критик.

И шагнув в хвойную массу я вынул первую жертву.

- Да ну, - Марина замахала руками,- Какая-то она драная как хвост у твоей собаки.

Хорошо, что она не слышит, думаю, а то бы Марина запросто могла про себя что-нибудь но-венькое узнать. Хотя конечно вряд ли, друг к другу они относились с взаимной симпатией.

Когда через мои руки прошло ёлок двадцать, я убедился, что они действительно были «всэ как на падбор». А именно - уёбищные.

- Вы их что, из бараньих рогов клонируете?

В сердцах бросил я продавцу, выбираясь, по проделанной мною просеке, к Марине.

- Ну чего делать будем?

Спросила та.

- В лес поедем.

- За ёлкой?

- Нет, за дедом морозом!

- А разве можно рубить самим?

- Тебе ёлка нужна или нет?

- Мне не помешает, но вообще-то с ёлкой ты муть поднял.

А точно ведь! Это же четырёхногие меня с панталыгу сбили.

- Что, ни адна нэ падашла?

Удивлённый хачекян подал голос откуда-то с права, из хвойных зарослей.

- Полный дерибас с твоими ёлками.

- Ай, нэправда, зачем абижаешь?

«Хули я с ним, мудаком, разговариваю», подумал я и взяв Марину под руку порулил к дому.

На подходе, отдал ей ключи, попросив подогнать машину со стоянки.

- Я зимой не ездила ни разу.

- Попрактикуешься.

- Да ну тебя, ещё не дай бог чего!

- Хорошо, вместе пошли.

Действительно, думаю, чего это я?

Сижу в машине. Марина вокруг порхала, сгребала снег, раскраснелась – согрелась видать. Дублёнку на заднее сиденье скинула. Натуральная снегурочка. Я же, злой на весь белый свет, за-мёрзший – кутаюсь в воротник как подмосковный немец.

- У тебя телефон.

А я и не слышу. Кому я ещё нужен? Смотрю, номер домашний. Ну, сейчас будет цирк.

- Да?

- Как там с ёлкой?

На проводе кошка.

- Мимо.

Надо говорить, чтоб ещё Марина не пропасла, с кем это я там базарю.

- Кто это?

Ревниво затыкала она меня в бок. Ну вот, началось.

- Вован это,- ей говорю.

- Слышь, Зорге, мы тут с собакой чуть-чуть похулиганили.

- Что там у вас?

- Решили оливье забацать, и случайно всю колбасу схомячили.

- ЧТОО?! - Марина аж подпрыгнула, как я заорал,- Там же кило с довеском!

- Нам показалось с начала, что она подпорченная.

И тему развивать нельзя, Марина беспокоится уже, снегурочку нельзя расстраивать – растает.

- Ладно, я учту.

Говорю как можно более равнодушно. Сам на Марину кошусь, та строит недовольные рожи. Пытаюсь жестами показать, что Вован на кочерге. Получается не очень. Рядом чувак какой-то то-же прогревается на «классике», на мою пантомиму смотрит через замерзшие стёкла с явной клас-совой неприязнью.

- Давай теперь для легенды, про алкоголь чего-нибудь,- советует кошка.

- Не, выпить ни как, извини Вован!

- Скажи ему, что ты не пьёшь больше! - шипит на ухо Марина, - Он пьяный, он поймёт!

Господи! Женщины хоть понимают, что они иногда говорят?

- Не, не, я не могу, у меня, эта - абстиненция!

- Попринимай трихопол!

И захохотав кошка повесила трубку. Вот ведь сволочь! Ладно, сейчас вам будет ёлка с колба-сой…

- Подожди в машине, я мигом. Тебе взять чего-нибудь?

- Косметичку захвати.

- Мы в лес едем.

- Да шучу я, термос возьми с чаем.

А вот это мысль! Я бы и не вспомнил о таком благе цивилизации.

Захожу в квартиру. Сидят перед дверями, вурдалаки.

- Значит так, будете отрабатывать колбасу на лесозаготовках.

- Это как это?

Подозрительно спрашивает собака.

- С кайлом в зубах.

- А если поймают?

- Скажу, что я у вас в заложниках. Рубил под угрозой расправы.

- А с колбасой как быть?

- А ну хватит ахинею нести, быстро собираемся!

- Ты пилу возьми, стук топора издалека слышно, а пила почти не шумит, - советует кошка. Ну вот в кого они такие умные?

- А влезет ёлка в машину?

Собака тоже проявляет подозрительное участие.

- Мы же не сосны корабельные едем валить. Рубанём что-нибудь в районе метра.

- Жалко!

- А колбасу не жалко?

- Но и ты пойми, хотели-то как лучше!

Я махнул рукой и полез за инструментом.

Машин на дороге было мало. Собака пялилась в окно, кошка дремала у Марины на коленях. Я настроил «климат», чтоб на неё дул горячий воздух и она откровенно балдела. Мы с Мариной, по-смеиваясь, вспоминали наш неудачный поход за ёлкой, я как бы невзначай стал гладить её по ко-ленке. Кошка сразу же недовольно зафыркала. Я рукой тёплый воздух перекрывал. Сказать бы ей что-нибудь, да боюсь ответит…

Отъехав прилично (от города), я свернул на какую-то лесную дорожку, благо снега на ней было немного. Пришлось углубиться на приличное расстояние, чтоб машину не было видно с трассы. Зимой, оказывается, лес так хорошо просматривается!

- Так, я в лес, вы сидите в машине.

- Может выпустить животных прогуляться?

- Хорошо, только если что, ты их искать будешь.

- Да они не убегут, я иногда думаю, что они у тебя всё прекрасно понимают.

- Даже чересчур.

Взяв пилу, я побрёл в лес. Вот как раз там то снега было достаточно. Ходил я наверное с час. Пару раз провалился в припорошённые окопы, матеря себя на чём свет стоит за неуклюжесть. Снег набился в ботинки. Елок не было. Нет, конечно ёлки были, но совсем не те, какие бы хотелось мне. Чтоб их везти нужен был лесовоз.

- Эй мужик, ты чего тут с пилой?

Я обернулся на окрик. Двое деятелей в полушубках, на лыжах и с немецкой овчаркой.

- Поссать пошёл.

- Ага, пизди, пизди. Ёлку ищешь?

При упоминании о ёлке собака зарычала. Натасканная видать. Надо бы её нейтрализовать на всякий случай. Я свистнул.

- Чего свистишь?

Мужики явно теряли спокойствие.

- А вы то сами кто?

- А сам не видишь? Патруль ёлочный, таких как ты ищем. Я лесник, а это, - тут он замялся показывая на своего кореша, - В общем тоже лесник.

Вот блин, небось на весь лес только эти двое мудозвонов и патрулируют, и надо же было прямо на них нарваться. Чего ж им пиздануть-то?

- Не ребята, я не ваш. И ёлки у меня тоже нет.

- Давай, давай, оглобли заворачивай. Денег что ли не хватает на ёлку?

Меж деревьев я увидел собаку. Она прыжками приближалась к нам, то проваливаясь в снег по брюхо, то выскакивая из сугробов как пробка от шампанского. Было это похоже на полёт ласточек перед дождём.

- Это твоя бежит?

Нервно выкрикнул один из мудозвонов.

- Моя. Небоись, не укусит.

- Да мы то не боимся, - усмехнулся он, - Как бы наш её сам не задрал.

- Это вряд ли,- говорю.

Собака подбежала и села с права.

- У нас тут недопонимание, - её говорю,- Уболтай собрата по экологической нише, чтоб не кусал.

Та кивнула и смело направилась к рвущемуся с поводка кобелю.

- Слышь, держи своего, а то сцепятся! - закричали лесники.

Последовала серия обнюхиваний и виляний хвостами. Иногда проскакивали какие-то не то порыкивания, не-то повизгивания. Наконец собака повернулась ко мне.

- Порядок, нас не укусят, а эти двое, - она махнула мордой на лесников, - Просто на бутылку стреляют, ходят тут, лохов кошмарят. Юридических прав не имеют ни хуя.

Лесник державший собаку аж поводок отпустил. Второй просто сел в сугроб с выпученными глазами.

- Бля, завязываю, - прошептал оставшийся на ногах.

- Ну чего, берендеи, позвольте откланяться.

Я развернулся и не спеша пошёл по своим следам к машине. Собака в скорости присоедини-лась ко мне. Незадачливые лесники оставались без движения, пока я их мог наблюдать меж веток и стволов. И только кобелёк жалостно поскуливал нам в след.

- Охмурила, значит, да ещё и при исполнении, - подъебнул я собаку, - Не влюбилась сама-то?

- Есть немножко…

- Может вам, «чё-как» погулять пока?

- Не, холодно, обещала, что летом заедем, так что с тебя причитается.

- Замётано! А ты ведь сегодня хорошее дело сделала.

- Какое?

- Из-за тебя два человека пить бросили…

Марина дремала. Кошка балдела. Собака романтически молчала, думая видимо о лете. Ёлки не было. Выехав на трассу я не спеша развернулся и взял курс домой. Надо было торопиться, если стемнеет, то точно ни хера не найти будет. А может и к лучшему, расхотелось мне рубить! Вскоре меня тормознул гаишник. Предполагая обычное вымогательство перед новым годом я негромко ругнулся сквозь зубы. Кошка привычно повела ухом во сне. В принципе меня нахлобучивать было не за что, но время терять не хотелось. Перепрыгивая через снег, смёрзшийся у обочины в неболь-шие горные хребты, ко мне приближался гаишник. Шапка была лихо сдвинута на затылок. Пару раз он чуть не наебнулся.

- Слы, зёма, тут такая канитель, горючка ёк, своих никого, на дороге этой бляцкой, похоже, хуй не ночевал, - обрушил он на меня свой словарный запас. Вся живность, включая Марину вы-нырнула из сна и уставилась на эту суету.

- У меня дизель.

- Ох бляха муха,- зачесал он затылок и заметив Марину всё таки поправился, - Пардон!

Я вежливо ждал. Наконец гаишник, видимо проведя нехуйовую рекогносцировку своего се-рого вещества, предложил другое решение.

- Зёма, ты меня подбрось до поста, а то я без связи тут…

И спохватившись добавил:

- С наступающим вас, япона мать!

Делать нечего, пришлось подвозить. Всё таки новый год.

- У какой барбос!

- Садитесь, не съест.

- Да я сам сейчас кого хошь сожру. Понимаешь, часа два уже тут скачу. Не согреться. С утра не жрал, а на холоде сами понимаете…

- И, что, кроме нас ни кого на дороге? Удивлённо спросил я.

- Да на дороге то я минут двадцать, а так всё по лесу шоркался.

- А в лес то тебе на кой? Я незаметно перешёл на «ты».

- Да за ёлками маханул. Ещё летом присмотрел тут. Знак мы вывешивали периодически, ну и дежурили, так сказать «за превышение»…

Я только покачал головой.

- Ёлки то срубил.

- А как же!

У меня стал созревать коварный план.

- Далеко до твоего поста?

- Километров пятнадцать, дорога только дрянь, меня, пока ехал, два раза кидануло, - он осто-рожно, косясь на собаку пытался устроиться поудобнее, - Правда я на летней…

- Гнать не будем тогда, - сбавляя скорость ответил я, - Там у меня на задней полке пакет, со-греться не хочешь?

- Водка?

- Вискарь!

- Ух ты. Прямо точно новый год.

- Стаканы там же. Пластиковые правда. А! И шоколадка ещё где то должна быть. Марин, глянь в «бардаке».

Та подозрительно косясь на меня, чего это я расщедрился, достала закусон и протянула гайцу.

Тот уже, маханув в два приёма грамм сто, бодро захрустел шоколадом. Такая видать у них натура, хозяйская - подумалось мне.

- А я вот тут женился недавно, - начал он ни с того ни с сего.

Смотрю собака мне в зеркало подмигивает, мол, поняла уже что к чему.

- Ну и как? Спросил я не оборачиваясь, дорога и впрямь была паршивая.

- Да как? – гаец задумался, потом выпил ещё, - Да ни как!

Собака рыкнула. Судя по тому как кошка вскочила выгнув спину то позвала именно её.

- Ух ты, ещё и кошара! Ну у вас тут прямо зоопарк!

Кошка выразительно глянув на меня перепрыгнула к собаке.

«Ну всё, пиздец гайцу» почему то весело подумал я.

Тем временем наш пассажир «поплыл». Видимо мороз и голод сыграли с ним плохую шутку. Расстегнув куртку, он продолжил беседу:

- Я ведь, бляха муха, не только на своей свадьбе побывал. Приглашали меня, бывало, и дру-зья-товарищи. Даже подруги приглашали. Зачем? Ни тогда, по молодухе, понять не мог, ни теперь тем более.

Всё это стало походить на театр одного актёра, гаец рассказывал повернувшись к животным, отчаянно жестикулируя и корча всевозможные рожи. Те сидели и с трудом, я это спиной чувство-вал, сдерживались, кабы чё не пиздануть.

- Но одна была непруха, - продолжал гаец, - Драки не было. Не везло ни хуя. Я как воспитан-ный на традициях вековых, был уверен, что если свадьба, то непременно кто-то кому-то должен ебач своротить. Такое вот у меня было социалистическое воспитание. Теперешней молодёжи не понять. Романтика пятилеток. Смычка стройотрядов. Догнать и перегнать. Последнее естественно про самогон. Стоп машина, отвлёкся как хуёвый танцор на блядину-балерину. Короче если позаги-бать пальцы рук и ног, то из всего этого грибкового великолепия символизирующего свадьбы, на которых я отметился как гость, ни одна из них не была омрачена мордобоем. И как-то я уже мах-нул на это всё рукой, (если уж с коммунизмом наебали, что уж тут об такой херне печалиться), как забросила меня судьба в один ничем неприметный городок. Надо сказать, что и оказался то я там хуй знает по чему. Типа на спор, кто дальше по пьянке на паравозе уедет. Молодость! Ну и я как мудак победил. Но не из-за решимости и воли к победе, а пьяный был в сосиску. И весь свой по-бедный марафон хрючил как свинья, распугивая мерзким храпом культурных пассажиров. И даже майка в те минуты была у меня ни хуя не жёлтая. До сих пор помню минуту пробуждения. Откры-ваю глаза - свет и тошнота. Закрываю – тошнота и потеря ориентации (в пространстве!). Отсюда делаю вывод, что в начале времён была только тошнота, и так боженьке видимо хуёво было, что он единым порывом всю эту канитель земную и отрыгнул вместе с палёной водкой. Ну он то отрыг-нул и забыл, ему можно, а мне на перрон пиздовать как на голгофу. И только там уже родил и я свою маленькую вселенную.

Я признаться сам охуел от такого изложения материала. В гайце явно пропадал актёр с писа-телем.

- Опять увлёкся, лиричное, бля, настроение. Ну хули, стою как Гойко Митич. Торжественно и качаясь. По сторонам смотрю. Смотрел, смотрел, и, наконец, махнув рукой, побрёл в направлении вокзала. Шаг мой был тяжёл а думы ваще неподъёмные. Есть в градостроительстве такой термин – архитектурная доминанта. Она ещё в музыке тоникой называется.

(Тут я, уже не выдержав, заржал)

- Так вот эта самая доминанта моих мыслей была такова: «На хуя мне этот блудняк!!!» и без всякой музыки. Карманы вывернул, они висят как уши у кролика. Пустые. До дна. А какого хера я хотел? За что пил, то и получил. В пизду Максима Горького!

Тут его речь прервала икота. Которую он победил хорошей порцией алкоголя.

- И станция ещё так называлась! Дно! Во бля бывает же. Хуйня к хуйне, и мы в говне!

После минутной слабости принял решение и потом просто сел в первый паравоз до Питера. Собст-венно к чему вся эта история то.

Гаец явно забыл к чему вёл свой рассказ.

- А! Вот на обратной дороге я познакомился с кренделем, ехавшим к корешу на свадьбу. Ехал он из приличных ебеней. Всю дорогу естественно пил, и планка у него периодически падала. Но меня он похмелял исправно. Выслушав мою побасенку, проникся чувством сострадания и твёрдо решил, что к его корешу на свадьбу мы в месте должны идти. Единым фронтом. А если я ещё и подруг боевых организую, городских и начитанных, чтоб семечки не лузгали, то ваще миру – мир, богдану – титомир. Ясен пень подруг я ему пообещал безотказных, как трёхлинейки.

- Чё страшные такие? – кошка не вытерпела, но ни кто! Кроме меня это не заметил.

- Да не, пиздатые бабцы! Кое как добрались мы до дома, - продолжал гаец, - Вскрыв заначку, я честно вернул всё, что он на меня потратил в паровозе, и начал вызванивать «пиздатых бабцов». Ну и в результате завалились мы на эту свадьбу…

Гаец уже окончательно потерял нить.

- Ну и?

Я решил не сбавлять темпа повествования.

- Там я и подрался…

Гаец спёкся. Он так и уснул откинув голову с пустым стаканом в руке. А жаль, рассказ его меня повеселил. И резко развернув машину, я погнал назад. Главное, чтоб этот генерал свадебный не проснулся.

- Давай, бери след, где он эти ёлки спрятал, - подлетая к одинокой гаишной машине сказал я собаке. Марина удивлённо обернулась, но собаченция не моргнув глазом выскочила и поскакала в лес. Я за ней. Ёлки нашлись мгновенно. Я загрузил их в багажник. Благо он у меня большой. От-дельно постарался положить приглянувшуюся мне.

- Кесарю – кесарево, слесарю – слесарево. – пробормотал я. Собака одобрительно глянула на меня и тихо, чтоб не слышала Марина, (заднюю дверь я уже закрыл) сказала:

- Ну ты стратег!

- Не те ребята! Гордо отвечал я.

До поста гаишник так и не проснулся. Я бодро забежал в стеклянный аквариум где уже явно витал запах алкоголя.

- С наступающим! Гляньте, не ваш там у меня?

Гаишники подозрительно косясь всё же пошли со мной.

- Ох ты, а мы уж думали пропал без вести! - заржали они. – Где ты его нашёл такого?

- На дороге, где ж ещё. Забирайте и ещё там две ёлки ваши.

- Ух ты, вот спасибо!

Кое как, под руки, они отволокли его к себе. Я выложил прямо на обочину пару ёлочек. Под-бежал гаишник.

- Спасибо тебе, выручил! Если, что, ну там, проблемы, заезжай, поможем! И с наступающим!

Я тоже поздравил его и, сев за руль, наконец то улыбнулся. Хорошо, когда под новый год случается что-то хорошее. Хотя смутно мне всё же казалось, что что-то я забыл. И только уже приехав домой и валясь от усталости вспомнил, что термос с горячим чаем остался в машине и колбасы мы так и не купили.

Но это уже другая история…

© Андрей Волк

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Нихрена себе история!Как с живого писаная.Автор молодчага! Читал взахлеб и ржалчтоконь *24* Вано отдельное спасибо *23* от души потешил *11*

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Истории улет, давно я так несмеялся.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вах, а я и не читал. Ржал так, что соседка ругаться приходила *1*

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вано спасибо! Какую вещь нашел! Первые три части очень похожи на мои недавно прожитые годы, только собаки не хватает, и кошка не говорила, но была умница, все понимала,хулиганка та еще была ( похоронил 2 года назад). Если бы сразу прочитал, наверно проще бы к второму разводу отнесся, а сейчас ржу не могу, редко когда про свою жизнь, почитать можно!!! Спасибо тебе братка, а автор умница, жаль что не печатается.

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Класс!!!

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

*24*

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

МЕГАЗАЧЁТ!!!! *1*

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.