Sign in to follow this  
Followers 0
мах

Улуг-о 2005

6 posts in this topic

Улуг-О

Вы когда-нибудь пробовали тувинские сигары? Нет? Я тоже! Хотя очень хотелось. Хотелось чего-нибудь покурить на седьмые сутки автономного похода по диким местам Саян. Особенно страдал курильщик со стажем – Макс. Тогда и родилась эта идея – наладить производство тувинских сигар.

Сырье – сухие, коричневые, почти черные листья бадана, лежало просто под ногами. Если немного проветрить их от влаги и туго скрутить, то получается неплохая сигара. Ее можно понюхать, помять пальцами, пожевать осторожно и представить себе Cohiba. Дальше этого дело у нас не двинулось.

Не раскуривать ее у нас с Максом ума хватило. Если курение табака опасно для нашего здоровья, то курение ТАКОЙ сигары, вдали от цивилизации, показалось мне запредельной чертой нашего экстремального путешествия. Какие-то мудреные таблетки, предложенные Энди, Макс отверг после первой пробы: жевать пилюли и курить не одно и тоже! По выражению его глаз можно было судить о величине его опухших ушей.

Я особо не страдал так, как не был заядлым курильщиком.

Это было на «Адмиральском», одном из сложнейших порогов на нашей реке.

А что было до этого…. Припоминается уже с трудом. Частично от прошедшего времени, частично от … ну, вы понимаете, о чем я!

Новокузнецк

Место встречи всей группы, исключая москвичей, которые до Абакана едут на прямом поезде, определил руководитель проекта – Карпович.

Нижегородцы приехали туда рано утром, мы, челы из Саратова и Самары прибыли ближе к обеду. Нас встречали наши утомленные солнцем товарищи, а облегченно прощались утомленные нами попутчики. Вещи сдали в камеру хранения, и пошли в какой-то парк, где расположилась наша группа.

Сразу вспомнилось: «… по предварительному сговору, группой лиц…»

М-да, отягчающее вину обстоятельство. Более того, в парке, на скамейке,

наряду с ярко выраженными туристами, находились два вполне цивильных молодых человека. Они живо общались со всеми, пили разливное пиво, играли на гитаре и казались в доску своими, только переодетыми в гражданскую одежду. Однако что-то в них меня настораживало и после нескольких минут разведбеседы наконец – то выяснил, что именно.

Оба молоды, оба после армии, крепкого телосложения, с уверенным, если не сказать дерзким взглядом, в беседе, с известной долей гордости, представились как «пацаны, отвечающие за базар в двух крупных районах города». Эх, юность...! Тем не менее, общаться с ними было легко и непринужденно.

Наш поезд отправлялся вечером, и у нас еще было часов пять-шесть для приятного времяпрепровождения. После двух суток в плацкартном вагоне да в очень жаркую погоду хотелось освежиться – помыться. Мы предложили всем пойти в баню. Юные представители нвокузнецкого криминалитета с энтузиазмом отнеслись к нашему желанию: начались звонки в какие-то помывочные заведения. Причем выяснялись все нюансы этого мероприятия, потом Костик называл свою фамилию и интересовался: «сколько это будет стоить для МЕНЯ?». После одного из таких разговоров, он назвал какую-то сумму, которая нас более чем устроила. Потом вызвали такси для перевозки наших грязных тел к чистому месту. Грузовое такси! Ну чтобы всем вместе, с песнями и плясками… По дороге прикупили пивка с рыбкой. Уже в бане долго обсуждался вопрос – только помыться, или… ну, вы понимаете, о чем я!

К поезду мы успели, даже успели закупить продукты и не забыть свои вещи в камере хранения. Ночь пролетела в поезде незаметно.

Абакан

Нас опять встречают! Так приятно – куда ни приедешь, везде свои!

Нас ждали наши москвичи и уже поданная к перрону Газель, на которой нам и предстояло попасть в географический центр Азии – город Кызыл.

Быстро загрузились, быстро закупили продукты в дорогу (7 часов езды), какой-то добрый человек купил в ларьке разного пива бутылок шесть и оставил возле нашей машины, подождали хозяина три минуты и поехали: шесть – ноль в нашу пользу! Дорогу коротали по-разному. Кто дремал, кто читал, кто фотографировал проплывающие за окном пейзажи. Останавились при въезде в Тыву – фото на память. На каком-то перевале водила показал на цепочку гор вдали и сказал, что это Спящий Саян. Народ разглядывал и утвердительно кивал головами – похож! Я сколько ни всматривался, ничего не разглядел - наверное воображения маловато, хотя горы хороши! Потом проехали место гибели генерала Лебедя, люди сложили небольшой курган из камней, на котором множество цветов. В каком - то населенном пункте, по-моему Туране, нас неплохо покормили в придорожном кафе : шашлык, коньяк и т.п. После этого быстро доехали до Кызыла. Столицу Тывы я представлял себе иначе. В реальности, и это стало очевидным, как только мы стали спускаться в долину, это скорее ПГТ с несколькими улицами, несколькими пятиэтажками и стелой, олицетворяющей центр Азии. Ее, кстати мы так и не увидели т.к. нас уже ожидал военный транспорт, чтобы везти дальше по бездорожью. Чтобы дорога в горах показалась нам короче, а ее обещали часов на десять, прикупили пивка ведерко и водочки бадейку.

Загрузившись в ГАЗ –66, стали тихо попивать. Автомобиль резво мчался по асфальту, а мы рассматривали незнакомые пейзажи, пели и пили не по-детски. Часа через два с половиной съехали на грунтовку – водила стал прикручивать кардан переднего моста, а мы фотографироваться и… ну, вы понимаете, о чем я?!

Дорога нам не показалась скучной. Около часа ночи, после ледяного ветра перевалов, с отбитой на кочках пятой точкой мы спустились, наконец, к нашей речке. Причем спуск осуществлялся на грани оверкиля через нос –

Машина медленно клюнула кабиной вниз и начала сползать. Мы тоже сползли ближе к переднему борту, вместе с вещами.

На месте быстро разгрузились, установили палатки, разожгли костерок, и , разумеется, выпили за благополучное прибытие к месту стапеля.

Карпович безапелляционно заявил, что мы с Григорием будем спать вместе с ним в палатке. Ура! Господин назначил меня любимой женой!

Посмеялись и, утомленные долгой дорогой, стали укладываться спать.

Тихо журчала в кромешной тьме река.

Стапель

Проснулись помятые, почему- то не выспавшиеся, долго раскачивались, пили кофе, готовили завтрак. Наконец решились приступить к сборке катамаранов. Мы отстапелились часа за полтора, а вот у ребят дело не очень клеилось, поэтому большую часть дня, учитывая то, что проснулись поздно, занимались строительством лодок. Карпович объявил, что сегодня на воду не встаем – спокойно собираемся, отдыхаем, а завтра полный ходовой день.

Свободный от всего народ занялся осмотром окрестностей и, прежде всего, нашей реки. Мне она показалась мелковатой, но радовало, что она кристально чистая и достаточно резвая. На окрестных горах висели обрывки облаков – все - таки мы достаточно высоко, примерно 2100 м над уровнем.

Наконец, справившись с постройкой катамарана, Макс и Энди – два маньяка-рыболова, отправились ловить хариуса. Я тоже пошел, понаблюдать за процессом. Надо отдать должное – зрелище захватывающее, а азарт рыбаков мне понятен. На каждого пойманного хариуса приходилось по пять-шесть сходов. Примерно часа за полтора ребята надергали около полутора десятков хариусов, но не очень крупных. Уже смеркалось, когда мы его почистили и приготовили «пятиминутку» - великолепную закуску к водочке. К вечеру собрался дождь – мелкий, нудный и долгий. Натянули тент, приготовили ужин, немного попели или много… уже и не вспомнить, остались, правда, документальные свидетельства в виде вдеозаписи, которую вел Роман, снимая нас в разных ракурсах.

Утро было туманное. Проснулись бодрыми, и после завтрака стали сворачиваться. Выяснилось, что я забыл гермомешки. Выручил Роман, у которого были лишние. Собирались долго, распределяя общественное снаряжение и еду по катамаранам. Наконец увязались, определили походный порядок и пошли. Река подхватила и весело понесла наши суда. Вопреки моим ожиданиям, все мелководные участки мы спокойно проходили, было, правда, несколько моментов, где на перекатах приходилось делать проводку, но не долго и не сложно. Примерно через час слева впадает речушка с забавным названием –Хулле. Мы остановились в ее устье, перекурили, прикололись : « Ну и Хулле мы здесь стоим!», и пошли дальше. Река хорошо петляла, набирая силу из впадавших ручейков и речек. Стали ощутимыми прижимы, в русле стали попадаться хорошие обливные камни, шиверы чередовались с участками относительно спокойного быстротока. Не напрягаясь, прошли еще около трех часов, периодически останавливаясь, размять ножки. В конце одной из протяженных шивер, Карпович скомандовал: Чалимся на стоянку! Что же, не плохо, за четыре с небольшим часа мы прошли дневной километраж. Стоянка случилась на правом берегу, на зеленой полочке. Не спеша, разобрались, да вообще, все делали не спеша потому, что в запасе было практически полдня. Рыбаки сразу пошли за добычей, Роман отправился за грибами. Володя показал мне можжевеловые

кусты, и я загорелся приготовить из подручных средств немного джина.

Стал собирать почти спелые ягоды, давить их в кружке и просить у старшего спирт. Народ мой порыв не оценил – предпочел спиртное без ароматизатора, пришлось пить можжевеловый чай. Вечер был тих и чуден, шум реки был ощутимо громче, а мы праздновали первый сплавной день и уже подсчитывали с Максом оставшиеся пачки сигарет. По-моему этой ночью и состоялась первая варка ухи, которая в последующие дни превратилась в традиционное ночное рыбное меню: хариус жареный, хариус, соленый с луком и маслом, хариус, запеченный в фольге с лимоном и луком, уха из хариуса. Всю эту вкуснятину готовили нам рыбаки, как правило к 12 часам ночи. Мало кто отказывался от ночного угощения.

День второй ознаменовался прохождением первого именного порога «Ташаузский», практическими занятиями руководителя с экипажами по технике прохождения прижимов и неприятным событием на самом пороге, повергшем нас с Гришей в уныние. Ну да обо всем по порядку.

Погода нас явно баловала. Утро было теплым и солнечным, нам, как коням в предвкушении битвы, не стоялось на месте, и мы суетились вокруг наших катамаранов. Около 12 часов вышли. Прижимов становилось все больше и они от раза к разу повышали свою силу. Карпович предложил тренинг по прохождению прижимов. Рассадил наименее опытные экипажи по опытным товарищам, и таким порядком пошли до первого именного порога. Незадолго до подпора (Ташаузский образован сошедшим селем), все расселись по своим местам. Порог идентифицируется сходу – его слышно и видно издалека, кроме того, пред ним небольшое узкое озеро, глубокое и прозрачное: на дне видны затопленные стволы. Карпович с Языниным пошли первыми , без просмотра, мы пошли за ними. На заходе несколько небольших валов, потом приличный быстроток, который отражаясь от селевого выноса, бьет в стенку правого берега. Мы хорошо вошли, хорошо пролетели быстроток, а вот от стенки не угреблись – кормой правого баллона, проехались по стенке. Далее вылетаем в приличную шиверу и метров через пятьдесят чалимся на правый берег. Осматриваем катамаран и видим: шнуровку по люверсам срезало как бритвой, внешнюю продолину в кормовой части, как наждаком проточило. Фу, это не смертельно!

Берем у Макса с Энди запасную веревку и решаем перевязать шнуровку.

Гриша в это время жалуется, что баллон приспустил. Поднимаем кат и…

Мама миа! Точно посередине баллона, чуть –чуть на диагональ порез около полутора метров, и из него вывалилась внутренняя камера.

Да-а, проехались по скале! Ремонт на месте очевиден. Предупреждаем Андрея с Романом (замыкающий экипаж), что у нас ремработы, и начинаем разгружаться. Обидно, что на первом пороге, да практически новый катамаран, да чуть ли не во весь баллон… Разгрузившись, выясняем и хорошую новость – повреждена только внешняя оболочка, значит клеется не надо будет. Пошив занимает у нас около двух часов, и мы продолжаем путь. Теперь уже осторожно, стараясь не задевать правый баллон о камни. Минут через десять догоняем своих, которые ожидают нас на галечной отмели левого берега. Рыбаки за эти два часа поймали свой рекордный улов.

Как по размерам выловленного хариуса, так и по весу – около трех кг.

Далее шли кильватерной колонной, по многочисленным разбоям и шиверам. Напротив устья реки Биче-О, встаем на стоянку. Здесь при разгрузке катамаранов происходит забавный случай. Сергей Карпович подходит к своему катамарану, развязывает свой рюкзак и вдруг из воды на корму его катамарана выпрыгивает зверек, по виду какая-то крыса, перепрыгивает через Серегу на нос ката, потом по берегу и на ближайшее дерево вверх. Немая сцена. Переглядываемся. Кто-то говорит: Белка, блин!

Неуверенно говорю: Белки не плавают, но, кажется, летают. Кто-то из ребят выдает: «Редкая белка долетит до середины Улуг-О…». Оживленно обсуждаем происшествие, поражаясь отважности зверька, т.к. дело происходило на хорошей шивере.

Сегодня наше с Гришей дежурство, но ремработы займут уйму времени, поэтому подхожу к Карпычу и прошу подменить нас до завтра. Вопрос решен и, переодевшись, приступаем к ремонту. Наш походный шов, будучи незащищенным, протерся, и пришлось все перешивать, а затем проклеивать.

Выяснилось, что ответственный за ремнабор Гриша, забыл клей. Пришлось клеить всем миром. Помогали, кто, чем мог. Огромное спасибо ребятам. Пока мы в поте лица трудились, нам даже поднесли по «полтинничку» с закуской. Уже смеркалось, когда мы закончили ремонт.

В этот вечер отметил для себя, что комаров стало меньше, но зато появились клещи. Пока удается отбиваться от них.

После тяжких трудов заснули мертвецким сном.

Утром первым делом проверили, как выглядит наш отремонтированный кат.

Вроде бы проклеили качественно – жить будет.

Позавтракали, и Карпыч торжественно объявил, что сегодня начинается именно то, ради чего мы сюда приехали. То, бишь семнадцатикилометровое ущелье с более, чем двадцатью именными порогами от 3 до 5 к.с.

Нас это, безусловно, воодушевило, и мы поторопились в это самое ущелье. Шли недолго, фон реки не менялся: разбои, шиверы. Стал заметней уклон реки. Долина начала сужаться и, наконец, Карпыч на очередном привале сказал, что за левым поворотом «Начало», так называется первый порог, который решено идти без просмотра. Ключевое место «Чертовой дюжины» просмотрели, весело прокатились и пошли по «Тарелочкам».

Начало ущелья нам понравилось - динамично со слаломом, но Карпыч предупредил, что самое страшное еще впереди.

Этот день, по-моему, был самым напряженным на маршруте – мы наверстывали упущенное вчера (в связи с ремонтом) время. Сразу после «Тарелочек» , чалимся на правый берег и идем на просмотр первой из «Катерин».Порог на левом повороте, хороший прижим к скале правого берега, перед прижимом небольшой залом из плавняка, но проходиться нормально. Проходим третьими. Видим как Володя с Ольгой не угребаются от прижима и Володю немного приложило о скалу. Идем, учтя их опыт. Жмемся к обливнякам в середине русла, проходим впритирку к бревнам залома и в прижиме только чуть-чуть подвернуло корму, но даже не чиркнули. Далее под левым берегом и опять навал на скалы на правом повороте, но проходим все чисто. Чалимся на правый берег и снова на просмотр «Катерины-2». Ох, и напрыгался же я по камням! Гриша просматривать отказывается, говорит, что все равно ничего не запомнит, чего ходить тогда? А я весь в мыле! Впрочем, как и все мы. «Катерина-2» особым ничем не запомнилась – на прямом участке нагромождение камней: крутись, как хочешь! Все проходится, если есть навыки чтения воды с наплыва. Сколько шли по времени, уже не помню, но вымотались конкретно. Перед «Катериной-3» встали на стоянку, на правом берегу, на высокой скалистой полке. Быстро соорудили лагерь, ужин. Рыбаки, как всегда пропали сразу после ужина. Карпыч и Минин пошли посмотреть порог. Мы с Григорием хлопотали по хозяйству (дежурство, однако!). Вечером выясняется, что Макс лучший в мире куритель сигарет. Они тают у него с катастрофической быстротой. В одностороннем порядке ввожу мораторий на курение во время сплава – 5 сигарет на ходовой день.

Вернувшиеся с просмотра товарищи загадочно говорят: будет день – будет пища, типа, для размышления. Ни слова о сложности порога. Карпыч: всем спать спокойно! Собственно никто и не беспокоился после выпитого, напротив, весело и непринужденно отправились по палаткам. Ночью была уха, или это мне приснилось»!?

«Катерина-3» показалась нам нехилой. Две огромные глыбы образуют ворота, размером в полтора габарита, между которыми струячит с пеной в торчащий прямо посредине зуб метрах в 10 от ворот. Зуб нервирует: при влете на него может покалечить катамаран или кильнуть. При уходе влево от него из порога можно не выбраться без потерь, или коня потеряешь или…

Вообще –то , об этом не хочется. Там все перегорожено камнями, где может расклинить, притопить ( под водой угадываются расклиненные бревна) или наоборот скинуть с полутораметрового слива на зубья камней внизу. Единственно правильный проход справа от зуба, уйти от навала на береговую плиту, прыгнуть в два последовательных слива, причем в последнем, хорошая бочка с нехорошей сбойкой. Но самое основное это увернуться от зуба, что весьма затруднительно, учитывая, что подход к воротам тоже не гладкий. Короче, Карпыч заставил всех бояться, на сходняке, при просмотре оценили порог что-то около «пятерки». Определились, кто и как пойдет. Макс с Энди сразу сказали, что обнесут ворота, чтобы не налететь на зуб. Карпыч строго посмотрел на меня, но мы уже все решили, и я сказал, что экипаж пойдет весь порог.

И пошли… Карпыч с Языниным прошли уверенно, немного подсев на береговую плиту, при уходе от зуба. Все остальные, вроде тоже без приключений. Заставил поволноваться наш замыкающий экипаж. Андрей с Ромой не угреблись от зуба, их левым баллоном навалило на него и кормой вынесло влево, но опыт есть опыт: ловко крутанув телемарк за зубом, они вошли в нормальную струю. Это было зрелищно!

После «Катерин», начались «Демерсалы», общей численностью четыре штуки. Но сплав закончился часа через 2-2,5. Карпыч приказал становиться на стоянку на «Демерсале-3». Не доходя метров 70 до левого поворота, зачалились и до стоянки, которая практически над порогом, перетащили вещи на себе.

Разбили лагерь, осмотрели мемориальную табличку – три фамилии людей из Ашхабада. Было объявлено личное время – получилась неплохая полудневка. Народ рыбачил, стирался, мылся, сушился – благо времени было достаточно. Это была первая стоянка с оборудованным столом – натянули тент: получилось уютно. Макс, переодеваясь, обнаружил клеща, припавшего к его груди. Поторопился – выдернул без головы: начались спасработы. Я пинцетом пытался ухватить головку, но она была уже глубоко. Макс мужественно попросил хирургический инструмент, и мы таки вырезали паразита, но Макс был в печали: прививки от энцефалита у него не было. Успокоили, полечили спиртом и отправили на рыбалку. Там он и забылся. Вечером много кушали. Энди с Максом приготовили хариуса в фольге – ум отъешь! Как стемнело Гриша устроил пионерский костер, сухого плавняка было немеряно. Я уже начал опасаться, что будет большой пожар, но боги не оставили нас – прокатило! Грише больше не наливать!

Чтобы не видеть дальнейшего безобразия я пошел спать.

Утром, никуда не торопясь, собрались, сходили, посмотрели порог, выставили страховку, а я встал на съемку. Долго ждали начала прохождения, я полазил по огромным валунам, выбрал место, навел камеру и… обалдел!

На просмотре порога появились незнакомые личности. Мы знали, что после нас забрасывается еще одна группа, но все равно их появление стало для нас неожиданностью. Уж больно быстро они нас нагнали. «Демерсал» прошли без проблем. Дальнейшее прохождение, последовательность и описание порогов помнятся смутно, поэтому есть вероятность, что где-нибудь и что-нибудь совру. Чего не совру, так это, то, что встали на правом берегу на «Рижском-2», после того как набегались на просмотрах «Демерсала-4» и «Рижского-1». Короче, последних два дня особо не утруждаемся – максимум 3 ходовых часа. Стоянка на «Рижском-2», оказалось на высокой скальной полке, очень компактная, вытянутая вдоль берега. Катамараны тоже затащили на полку. Мы с Гришей созрели для принятия ванн. Ванна оказалась прямо перед стоянкой – небольшое, но глубокое улово, в котором мы с большим удовольствием поныряли и поплавали. На Гришу чуть не наехал катамаран из параллельной группы – едва успел прикрыться полотенцем. Ребята лихо выскочили из-за поворота и в считанные секунды лихо зачалились в нашей «ванне». Оказалось группа из Москвы. Позавидовали нашему неспешному графику движения, дождались старшего, который, осмотрев ключевое место, повел группу дальше. Интересные ребята на пятерочной реке с ребенком лет 10. А мы продолжили купание. Рома собрал грибочков, которые и были поданы поджаренными с картофельным пюре, на ужин. Спирт начинал кончаться, но как ни странно, это мало кого беспокоило – народ наслаждался природой. А природа была исключительно хороша.

Дикий край, где золото моют в горах, где черные белки плавают по белой воде, где встретить медведя реальней, чем человека. 10 дней только горы, только небо в звездах и облака, повисшие на верхушках кедров и река... Кристально чистая вода, полная хариуса, мягкая и вкусная, в порогах становится белой и жесткой, но от этого становится еще более прекрасной: в вуали из взвеси мелких брызг с разноцветными, блестящими, словно отполированными валунами в русле! Это только маленькая толика впечатлений.

Следующий день обещал быть приятным во всех отношениях. Карпыч объявил, если хотим дневку – должны пройти до порога «Адмиральский».

Дневку хотели все, прежде все потому, что мы обещали команде приготовить баню. Для осуществления этого нам необходимо было пройти оставшихся два рижских порога, «Аллигатор» и кучу мощных и не очень шивер. Ближе к полудню встали на воду. Сразу от нашей стоянки начиналось ключевое место «Рижского-2», очень похожее на «Катерину-3».

Под левым берегом прямой слив в воротах чуть более габарита ката, метров через пять хороший зуб полуобливной. Не попасть на него было проблематично. Все экипажи так или иначе задевали его, исключение Ерохин с Ольгой, они прошли чисто и красиво. Далее мощная шивера под ЛБ, которая на выходе бьет в скальную стенку и сливается небольшим треком в короткую бочку. Уклон на этом участке значительный и скорость струи высока. Мы с Григорием расслабились на струе, а когда попытались уйти от навала на скалу, было поздно. На приличной скорости моим носом влетаем в скалу, вижу как нос сминается, меня ощутимо дергает из посадок и нас лагом стаскивает в трек. В последний момент одним гребком поправляю кат, скатываемся в бочечку, которая нас притормаживает, подсасывает Гришину корму и эффектно выплевывает. Причем, я сижу ровно, а Гришу со своим баллоном сначала притапливает и потом, его же баллон вылетает на полу-свече. Джигит, однако! Веселый порожек!

Дальше шли, уже не припомню как, но явно без всяких приключений. «Аллигатор» не просматривали, многочисленные шиверы были стремительны и интересны. Общий фон шивер – 3 к.с. Для сравнения: пройденные нами в этот день шиверы, порой, представляли собой каскад Карпатских порогов, типа «Гуков», «Воротец». Этот день выдался для нас очень тяжелым. К «Адмиральскому» подошли уже вечером, чистого ходового времени 6 часов – небывалый для нас случай. С перекусом как – то у нас не получилось и потому мой напарник, был хмур и зол. Мне тоже конечно кушать хотелось, но чтобы Родину продать за пайку – никогда!

«Адмиральский» самый сложный, говорят, порог на этой реке. Самый мощный – это очевидно! Думаю по большой воде, что и самый, самый…

Мы его прошли достаточно уверенно, без инцидентов. Сразу за ним на высокой полочке правого берега встали на стоянку. Наиболее сложная часть маршрута была пройдена, дневка честно заслужена! Вечером, в честь успешного окончания спортивной части маршрута был приготовлен коктейль «Адмиральский» (спирт неумолимо кончался) и вскоре после ужина, уставший народ попадал спать.

Дневка начиналась лениво. Вот тут-то мы с Максом и стали задумываться о тувинских сигарах. Чтобы как-то отвлечься, Макс рыбачил, а я стал подбивать народ на баньку. Наконец, после обеда все созрели и дружно принялись за работу. Инженерное решение и шеф-монтаж осуществляли мы с Володей Ерохиным, Карпович со товарищи дружно валили лес и пилили дрова.

Место выбрали достаточно удачное – небольшой песчаный пляж, в метре от него небольшая и неглубокая протока. Соорудили весьма внушительную каменку (я то знаю что и банный тент у нас немаленький). Начали топить.

Истопником был я. К обязанностям своим отнесся ответственно и часа четыре исправно кочегарил. Сжег поленницу дров. Прожог майку в нескольких местах. Несколько раз каменка была на грани развала из-за подрыва раскаленных камней, но в конце-концов, все получилось!

Раскалил таки я камни до - красна. Солнце уже село, когда народ потянулся к бане. Володя Ерохин строил, строил баню, а поучаствовать отказался.

Зато с каким наслаждением парились все остальные. Нарубили веников пихтовых и березовых, сделали два кана настоя: пихтовый и смородиновый.

Выгребли угли, завели и натянули тент, который тотчас попытался превратиться в воздушный шар, но был закидан сверху камнями и принял очертания туристской бани. И началось… Словами этого не передать!

Сначала грелись сухим паром, потом поддавали разными настоями, махали разными вениками, остужались в проточной воде и вновь поддавали, приседая к самой земле от нестерпимого жара.

Попарились славно! После баньки, разумеется, припили, поужинали и долго, долго пели и травили байки. Дневка удалась!

Утром неторопливо собрались, позавтракали и пошли! Порог «Саша-2» прошли сходу т.к. он начинался сразу за нашей стоянкой, и мы его просмотрели, еще готовя баню. Потом был еще порог «Хмурый», который тоже прошли без просмотра. Мощные шиверы, которые следовали одна за другой, постепенно утратили свою мощь и превратились в череду перекатов и разбоев. Долина реки расширилась и, менее, чем через 2 часа мы выкатились в Бий-Хем. Остановились в последний раз на левом песчаном берегу устья Улуг-О. Сфотографировались, выпили ананасового коктейля, закусили опять же ананасами и, никуда не торопясь, пошли по Бий-Хему.

Вернее сказать, просто поплыли, не утруждая себя греблей.

На Бий-Хеме никаких препятствий не ожидалось и потому народ откровенно все это время, да и в последующие дни, исправно спал, фривольно развалившись на катах.

Остановились на ночевку часа через два-три возле правого притока Ожу.

Стоянка оказалась обжитой местными: оставались следы пикника с шашлыками, пивом и прочими невинными радостями обывателей.

Энди обнаружил небольшие запасы круп, семечек, подсолнечного масла и кетчупа. Похоронить это было выше его сил и, потому все пошло в дело.

Крупа добавлялась в суп харчо, кетчупом смазывалась каша, а семечки лузгались просто так. Макс начинал хныкать – сигарет нет! Если бы не рыбная ловля, которой он самозабвенно предавался, народ его бы утопил.

В устье реки Ожу у Макса случилась самая досадная рыбалка. Он зацепил и подвел на мелководье какого-то крупного зверя, но в последний момент тот оборвал леску и ушел, несмотря на то, что Макс бросился на него и даже пытался преследовать на мелководье. Надо было видеть его в этот момент – само олицетворение скорби: мокрый, взъерошенный, а под очками набекрень, глаза неизлечимо больного человека.

Следующий день не принес ничего нового. Шли таким же порядком и также лениво. Оживились, только когда на высоком левом берегу, показались строения и несколько юрт. Судя по однотипности построек и экзотике юрт, это была турбаза. В полной уверенности, что там есть магазин, мы сделали мощный рывок к заветному берегу, сигаретам и пиву. Но народ на берегу поведал, что магазина нет, сигарет нет – ничего нет. Как живут - не понимаю!

На противоположном берегу, в прямой видимости турбазы, виднелось еще несколько построек, стояли машины. Теперь мы рванули туда. Оказалось, что это лодочная станция. Приветливый мужик на моторке поговорил с нами, откуда мол, да что и как, и презентовал нам целых пять пачек «Примы».

Мы поблагодарили и пошли дальше. Догнавшие нас Макс с Андреем долго и вопросительно смотрели на нас, пока я не озвучил результаты нашего знакомства с местными. Макс был в восторге!

Всего в этот день шли часа четыре, встали на ночевку на каком-то каменистом острове. Искупались. Неспешно приготовились ко сну, поужинали, стали, как обычно, употреблять коктейль, петь песни.

Тем временем в природе происходило нечто интересное. Вокруг стали собираться тучи, они становились все чернее и плотнее, день умирал не без помощи черных сил. Вдали, над горами, начали сверкать бесшумные молнии, сначала сверкать, потом зависать на несколько секунд в воздухе, освещая все вокруг. Мощнейшие разряды разрывали темноту, освещая огромную площадь между землей и низкими тучами. Все это неизбежно надвигалось на нас в абсолютной тишине. Это было необычно, а потому тревожно.

Народ забеспокоился, но я, привычно взглянув на барометр моих японских часов, авторитетно заявил: « Ничего не будет! Давление в норме!». Не прошло и десяти минут как повеяло свежим ветерком, упали первые крупные капли дождя. И почти сразу разразилась настоящая канонада! Гром и молния! Лупило так, что сотрясался воздух. Народ рассыпался по палаткам.

Ветер усиливался, и мы стали укреплять палатки и привязывать каты. Дождь превратился в ливень. Гриша прыгнул в палатку, Карпыч последовал за ним, я забрался под тент последним и уже застегнул «молнию», но налетевший в следующую секунду шквал, вырвал из моих рук тент и я оказался под ливнем. Ветер сорвал тент с нашей палатки, хорошо, что Гриша успел нырнуть внутрь. Как пить дать, мы могли остаться без палатки! Кое-как с Карпычем прикрыли тентом насквозь промокшую палатку, причем тент удерживали руками. Укрепить не было никакой возможности. Стальные крючья, крепившие тент, либо вырвало, либо разогнуло. Разряды молний и гром, казалось, дробили вокруг нас камни. Было жутко. Хотелось, чтобы это побыстрей закончилось. Кроме того, в палатке, как в тазике, набралось прилично воды, которую мы вычерпывали и отжимали за борт. Каким – то чудом нам удалось не промочить спальники, а в моем рюкзаке нашлись сухие вещи. Кстати, рюкзак мой удивил меня еще в первые дни сплава – он отлично держал воду, чего я никак от него не ожидал. Все, что находилось в рюкзаке неизменно оставалось сухим, несмотря на то, что купались мы не по - детски. Примерно через час все стало стихать. Мы привели все боле или менее в порядок и улеглись спать. Меня, правда, не преминули подколоть по поводу японского барометра. Но я открутился, типа в Японии-то все нормально.

Утром от ночной грозы не осталось и следа. Погода была теплой и ясной. Это был последний ходовой день и последний день на маршруте. Мы прошли около трех часов, фотографируя окрестности и, в районе 15 часов местного времени, остановились на правом берегу, в прямой видимости Усинского тракта. Все. Разбираем суда. Отсюда нас снова заберет Газель и повезет в Абакан. Разбираемся, сушимся, ждем Газель, водила обещал привезти пиво.

После 18 часов появляется машина, но радость оказывается преждевременной – пива нет. Грузимся, едем в Туран, где и скупаем все съедобное: пиво, водку, колбасу, хлеб. Не отходя от магазина, начинаем праздновать окончание сплава. Дальнейшее торжество покрыто мраком наступившей ночи.

Проснулся утром в комнате отдыха Абаканского железнодорожного вокзала, с дикой головной болью. Организм тяжко переносил акклиматизацию в этом суетном мире…

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Хорош расказ *11*

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Да, Макс, рассказ хороший.

Макс бросился на него и даже пытался преследовать на мелководье. Надо было видеть его в этот момент - само олицетворение скорби: мокрый, взъерошенный, а под очками набекрень, глаза неизлечимо больного человека.
Сразу видно, что ты Наш Человек. :)
0

Share this post


Link to post
Share on other sites

*8* *8* *8*

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

мах

Что то все про сигареты да про сигареты..... *01*

.....курить сам бросаю......... *39*

0

Share this post


Link to post
Share on other sites

Спасибо ! Рыбалка там с Большой Буквы .

0

Share this post


Link to post
Share on other sites
Sign in to follow this  
Followers 0

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.